Стахов Юрий: Сегодня мы в гостях у свадебного агентства Make My Day и с нами Виталий Козин. Виталий, привет!

Козин Виталий: Привет!

 

Стахов Юрий: Очень рад, что ты согласился на нашу сумасшедшую идею – сделать интервью. Мне давно хотелось и познакомиться с тобой и пообщаться, мы спонтанно это с тобой замутили. Расскажи свою историю прихода в свадебную индустрию, свою историю, потому что я знаю, что ты был как-то связан с фотографией. Как у тебя всё развивалось и что тебя побудило создать агентство?

Козин Виталий: За 4 года я наконец-то придумал формат, как объяснить, почему я делаю свадьбы. Это история, когда ты на пляже заснул на матрасе, и тебя занесло далеко-далеко в море. Ты просыпаешься, понимаешь, что вокруг океан и начинаешь грести к берегу. Постепенно ты подбираешь весла, находишь паруса и у тебя уже более комфортный плотик. Потом ты учишься, делаешь двигатель, и лодка плывет. Сейчас это комфортабельный круизный лайнер или яхта и мне очень нравится говорить, что я создатель и креативный директор агентства Make My Day. Начиналось всё довольно прозаично. Я 5 лет учился на серьезную профессию, на юриста. Как и все нормальные очень серьезные люди, престижные – юристы, экономисты, а за день до получения диплома, я решил, что буду снимать. Я до этого уже фотографировал.

 

Стахов Юрий: Так ты получил диплом?

Козин Виталий: Конечно. Красный. Это для родителей.

 

Стахов Юрий: Я, кстати, тоже не знаю, где 2 моих диплома – в Киеве или Харькове.

Козин Виталий: Мой в коробке, а где коробка я тоже не знаю. Но, родители были довольны мною и этот этап мы закрыли. Я реально решил, что буду зарабатывать фотографией. При том, что до этого я очень смешно поступал: снимал или бесплатно, или называл космический гонорар – 2000 долларов за портретную фотосессию. 2000 долларов за портретную фотосессию никто не платил.

 

Стахов Юрий: Ты пиарился так?

Козин Виталий: Нет, мне не хотелось меньше, продаваться дешевле. Это ж талант, творчество. Были, конечно, коммерческие съемки, но не связанные с портретами и съемками людей. И за день до окончания универа, я понял, что хочу снимать. У меня был друг, который уже зарабатывал фотосъемкой. Я спросил: «Чем ты зарабатываешь?» Он ответил: «Я снимаю свадьбы». Свадьбы?!? Ок, я хочу пойти с тобой. Он сказал: «Всё отлично, только у меня Canon, а у тебя Nicon, если хочешь идти со мной, меняй его». И, я за 2 дня продал всю систему Nicon, купил фулфрейм Canon и стал в строй.

 

Стахов Юрий: А помнишь камеру?

Козин Виталий: 5. То был первый день, свадьба в Борисполе. Я не так себе представлял работу на свадьбах. Мы раньше смотрели на великих фотографов, там было всё красиво. Джерри Гионис, по-моему, был. Я думаю, что будет вот так. Как минимум, в церкви венчание. И надо тебе – Борисполь, частный дом, кортеж, с утра пьяные свидетели. Я подумал: «Я не так себе это все представлял. На какой путь я ступил?» Но постепенно начал развиваться в этом направлении. Мы снимали в паре и к середине сезона брали 2000 долларов за съемку. Под это уже начали подтягиваться клиенты.

 

Стахов Юрий: Это много.

Козин Виталий: Да, мы были топами.

 

Стахов Юрий: Вы как проект как-то назывались или просто по фамилиям?

Козин Виталий: По фамилиям. Мы предложили красивую обработку, работу двух полноценных фотографов в паре, мы хорошо работали с клиентами, и это стоило дорого. Когда человек не знал, к кому обратится – он выбирал там, где дорого.

 

Стахов Юрий: А можешь сейчас подробнее рассказать эту тактику «когда человек не знал, к кому обратится, он выбирал там, где дорого»?  Это какой был год?

Козин Виталий: 2011-2012 год. Всё началось проще. Мой товарищ, с которым мы начали эту историю, сходил на мастер-класс к кому-то… скажем, Габани. И Габани ему показал красиво, что на более низком уровне высокая конкуренция, а чем ближе к топу, конкуренция снижается, и посоветовал продавать фотокниги. Он пришел ко мне и сказал, что знает, как стать богатым: нужно продавать фотокниги, нужно стоить дороже, но стрёмно – нужно что-то делать. Я ему помогал сначала с точки зрения маркетинга всё выстроить. Мы сделали нормальный сайт, проредили портфолио, поубирали все стрёмные съемки. В итоге получился бренд.

 

Стахов Юрий: Упаковка бизнеса тебя не покидает всё время, да? Ты все время занимаешься убиранием лишнего, формированием продукта и его продажей?

Козин Виталий: Я словом «продажа» никак не свыкнусь. Мне нравится, я так называю «концептуализировать». Есть человек или продукт, у него есть какие-то достоинства и ты убираешь лишнее и делаешь какой-то концепт, почему нужно обратиться, почему нужно это делать. Всё через «нет». Лишнее отрезаем и…

 

Стахов Юрий: Остается самое вкусное.

Козин Виталий: Да, это самое сложное.

 

Стахов Юрий: И вы, благодаря этой стратегии, начали штурмовать премиум-сегмент, в котором меньше конкуренции, и начали в нем работать?

Козин Виталий: Да. И я еще вспомнил. Я его консультировал на этом пограничном этапе, когда еще не решил связать свою жизнь с фотографией, но я уже им занимался. И почему появился бренд двух? Потому что, когда я общался с клиентами на встречах, они говорили: «Мальчик, а ты кто? Вот менеджер, вот фотограф. А ты кто? Почему ты говоришь, что скидки не будет? Почему ты говоришь, что мы поедем туда снимать? Кто ты?» И люди умеют находить слабости. Моему коллеге они говорили: «Ну ты же красавчик, ты же классный». Он таял, и для бизнеса это было плохо и для творчества тоже, потому что нужно говорить «нет», как бы тебе приятно не было, как бы тебя клиент не облизывал.

 

Стахов Юрий: Я всегда ребятам говорю, что нужно научиться быть плохим. Ты согласен, бизнес нельзя построить, если ты хороший?

Козин Виталий: Я, как человек, который только недель 5 назад понял, что нельзя всем нравиться – сейчас согласен. Но до этого очень сложно понять, что твоя эффективность не в том, чтобы быть классненьким, приятненьким, а в том, чтобы быть эффективным. И понятное дело, что ты должен быть жестким, и не со всеми дружишь, что мы работаем, партнерствуем – теперь согласен. Но, это очень сложно и над этим нужно работать.

 

Стахов Юрий: Просто мы делаем всевозможные ивенты, мероприятия и появляется такое количество советчиков! Все сразу советую попробовать это или то, и ты не хочешь сказать человеку, что это невозможно и не хочешь обидеть его. Но, в то же время, когда становишься хоть чуть-чуть предпринимателем и перестаешь быть фотографом, или становишься чуть-чуть больше связанным с бизнесом, ты становишься сложным и не всем интересным, но начинаешь считать. Ты понимаешь, что подождите, чтобы это реализовать, здесь нужен человек, у него должна быть зарплата 3 месяца, это такая-то сумма, за эту сумму мы должны выйти на такой-то уровень. Это скучно сразу становится. Это ж не фоточки, не обработка, не цветокоррекция, не объективчики. И я всегда этого боюсь, потому что всегда балансирую на грани фотограф-руководитель, и ты должен вроде быть для всех хорошим, но я понял, что хорошим для всех не будешь и нравится все невозможно. Фотографам также рекомендую быть плохими, отказывать, не давать скидок, потому что по-другому рынок мы не построим.

Козин Виталий: Я всю жизнь боролся между образом художника и предпринимателя. Когда мне говорили о продажах, маркетинге и т.д., меня это очень обижало. Я свободный художник. Какие продажи, какой маркетинг? Мне недавно хороший вопрос задали: «Ты Пикассо или Модильяни?» И ты сразу думаешь: «Конечно, Пикассо. Он себя при жизни нормально продал». И ты уравновешиваешь образ художника и предпринимателя, и получается художественный предприниматель или предприимчивый художник.

 

Стахов Юрий: А когда вы выходили на уровень 2000 долларов, ты же тоже снимал? Как творческий человек ты реализовывался?

Козин Виталий: Да.

 

Стахов Юрий: Как вам удавалось бороться с конкуренцией? Была ж какая-то конкуренция.

Козин Виталий: Мне кажется, что ее было меньше. Были фотографы, которые работали хорошо на сарафане, были те, кто дошли до агентства, у них были налажены свои партнерские отношения, а мы зашли тупо через интернет. То есть, вот интернет, вот мы, вот сайт, вот предложение, и оно понеслось.

 

Стахов Юрий: А вы настраивали платную рекламу через гугл или фейсбук?

Козин Виталий: Мы настраивали платную рекламу через гугл, оптимизировались под запросы из-за границы. Первая полноценная свадьба у нас пришла из-за границы, потому что по запросу «свадебный фотограф Киев» оттуда мы были первыми, и этого было достаточно. Если возвращаться, то опять таки, сработало везение. Появилась пара, которая нас привела в ИнтерКонтиненталь. ИнтерКонтиненталь дал портфолио – это выход на новый уровень.

 

Стахов Юрий: Я не считаю, что это везение. Можно сказать, что даже в моей карьере есть куча ситуаций, в которых повезло, но это не везение. Ты работаешь, направляешь свою энергию в какое-то направление, и оно выстреливает. Нельзя сказать, что это везение, ты работал для этого, создал сайт, у тебя были знания.

Козин Виталий: Да, ты работаешь для этого, но если бы была другая пара, или место, или звезды так не сошлись, то всё было бы по-другому.

 

Стахов Юрий: Так может это заслужено?

Козин Виталий: Может и заслужено, но людям нравится, что тебе повезло, а не ты добился. Типа, это случайно. Бабушка умерла и оставила наследство, я купил фотоаппарат и фабрику.

 

Стахов Юрий: Было день рождение студии In light, и я рассказывал о проблемах с клиентами. Всем очень понравилось, потому что я показывал переписки, негатив, и это было то, о чем ты говоришь. Об этом никто не говорит, все боятся, потому что плохая репутация. И я уверен, что кто-то сделал какую-то love-story, и это плохая репутация.

Козин Виталий: У нас с агентствами еще сложнее, потому что мы вынуждены защищать всех. Мы не можем вынести чьи-то бока на всеобщее обозрение.

 

Стахов Юрий: Вы должны защищать и подрядчиков и молодоженов.

Козин Виталий: Да. Например, когда пишет Людмила, 67 лет, бухгалтер, которая весит 90 кг, что невеста стремная, то во-первых, это смешно, а во-вторых, мы это удаляем, потому что наши клиенты не должны видеть этот негатив. Если они нам дают право постить фотки, то мы защищаем их от этого.

 

Стахов Юрий: Я считаю, что это правильно.

Козин Виталий: Да, просто постоянно приходится иметь вот с таким.

 

Стахов Юрий: Вы начали работать в этом проекте, получили заказ, начали снимать по 2000 долларов, что дальше? Как ты перешел от фотографа к агентству?

Козин Виталий: Я просто перегорел. Я отработал полтора сезона, потом мы разошлись, и я уже сам продавался за 1000 долларов. Мы с тобой до интервью обсуждали, что когда тебя начинают звать, как некую волшебную кнопку, как чудо, когда ты самый дорогой элемент на свадьбе и от тебя ждут многого, а ты не хочешь людям говорить: «В таком ресторане не будет то, что вы видели. Если вы не прислушаетесь к рекомендациям по образу и прогулке, не будет того, что вы видели в портфолио» — оно начинает угнетать. И плюс начинает угнетать рутина, когда у тебя нет ассистента, который обрабатывает, типа «если хочешь хорошо сделать – сделай сам». Ты круглосуточно обрабатываешь, не видишь людей и просто перегораешь. Тем более, когда ты хотел снимать пейзажи, а делаешь полтора года свадебные фотосъемки, то потом уже понимаешь, что нельзя обманывать мечту.

 

Стахов Юрий: А сейчас, когда ты уже бросил заниматься фотографией, снимаешь что-то для себя? Может на пленку, может пейзажи, может в путешествиях на телефон?

Козин Виталий: Когда я собрал в хороший рюкзак все объективы, главную тушку, резервную тушку, вспышки, то с тех пор камеру в руки не брал, только айфон, инстаграм.

 

Стахов Юрий: Но в айфоне как-то релизуешься? Фоткаешь что-то прикольное? Нравиться тебе делиться чем-то?

Козин Виталий: Природу. Если зайти в мой инстаграм не рабочий, а личный, то у меня сезонные фотки: весна, осень, зима, три фотографии в сезон. Я много снимаю, но мало выкладываю. Я еще снимаю на наших проектах декор. Все, что идет в инстаграм, 80% — это я снимаю на телефон.

 

Стахов Юрий: Ты не доверяешь это кому-то из фотографов?

Козин Виталий: Доверяю, просто фотографы должны снимать пару. Потом они дальше должны снимать гостей, семью клиента. Декор и вся атмосфера уже по остаточному принципу. Плюс, если я нарисовал декорацию в 3D в SketchUp, если я полгода ее крутил, вертел, то я знаю идеальный ракурс. Я понимаю угол, точку.

 

Стахов Юрий: А нет ли в этом элемента твоего творчества, как фотографа, что ты знаешь, как лучше снять, вместо того, чтобы поставить кому-то задачу и предпринимательски делегировать?

Козин Виталий: Если брать творчески, то когда я начинаю работать над проектом, у меня это как процесс подготовки к съемке или фэшн-съемке. Ты представляешь кадр. Финальная точка по декорациям и стилистике – это кадр. Атмосфера – это уже режиссура, это следующий уровень. То есть, ты изначально делаешь фотографию. И мы работаем с хорошими, топовыми фотографами, но съемка декора – это проблема, потому что она ближе была бы, наверное, архитектурным фотографам или интерьерным, которые снимают для архитекторов. Мы ищем какие-то варианты. Даже в Москве топы снимают людей, а декор и детали снимают другие люди, которые могут быть вообще из сферы фуд-стилистов. Это две абсолютно разные вещи. И, наверное, за зиму, мы попытаемся разработать гайдлайн, чтобы фотограф знал, как снимать. Я себя помню, когда я снимал, то для меня декор это такой зашквар был! Типа, ребята, я приехал снимать пару, агентство, отойдите, принесите водички, что вы от меня хотите? И мы с фотографами, с кем не общаемся, часто слышим, что когда они приезжают на площадку, агентство бежит, хватая их за руку, чтобы бегом снимать декор, главное, чтоб декор был. Мы работаем на пару. И если я могу подстраховать фотографов и снять то, что нужно мне, то в этом нет ничего плохого.

 

Стахов Юрий: Как ты перешел к идее агентства? Как это вообще появилось?

Козин Виталий: В моем первом агентстве клиенты настолько доверяли мне, как фотографу, что говорили: «Помоги». Мы им помогали сначала просто. Потом подумали, какой смысл помогать просто, если можно сделать из этого агентство и помогать не просто. Это было такое агентство, которое обслуживало свадьбу, чтобы сделать ее комфортной для всех. Там не было какой-то большой идеи – это было просто сервис.

 

Стахов Юрий: То есть, ты делал это для того, чтобы у тебя получились хорошие фотографии? Можно так сказать?

Козин Виталий: Можно так сказать. Люди, которые в первую очередь находят фотографа, значит для них это приоритет, и если ты можешь организовать все, чтобы было и комфортно и людям нравилось, и еще и фотки получить идеальные, то супер.

 

Стахов Юрий: Сам проект Make My Day – это реально большой стартап. Вы за 2 года вырвались в топ, и можно сказать, порвали рынок. Я не могу сказать, что ты крутишься в политических кругах или еще что-то, ты взял и сам сделал себя, агентство и появилось крутое топовое агентство, которое работает и обслуживает большие бюджеты на мероприятиях. Вы вырвались среди всех агентств. Как это произошло?

Козин Виталий: Постепенно. Мы начали с абсолютно маленьких проектов. Так как я начинал не сам, то хотел, чтобы все вникли в тему праздников и свадеб. У меня был опыт, агентство, я знал свадьбу от и до, сейчас чуть-чуть отойду от темы. Фотограф на свадьбе – это человек, который больше всего проводит время с парой. Если, например, я как организатор, провожу месяцы до свадьбы, то в день свадьбы, с каким настроением зайдет фотограф, с таким настроением будет и пара. Это первый, кого они видят. Он находится с ними с самого утра, в интимном моменте. Снимая много свадеб и анализируя, ты понимаешь, что нужно людям, потому что, мне кажется, что многие, кто начинают заниматься организацией свадеб, они делают это после своей свадьбы. Своя свадьба – это эйфория. Ты не видишь и 40-50% от свадьбы, а фотограф видит всё, начиная с того, почему гости недовольны и какие закуски им не нравятся, почему сервис неправильно сработал, почему нет карточки для лифта, чтобы приехала часть команды, сколько времени нужно выделить на съемку, почему не получается съемка. То есть, ты изнутри понимаешь полностью, как устроена свадьба, и ты знаешь, какими словами тебя утром встретит невеста. Поэтому, я очень хорошо понимал свадьбы, а мои партнеры, которые были изначально, просто бредили идеей: «Класс! Свадьбы – это мило, это классно». Поэтому, мы начали с праздников, как я назвал, которые нельзя испортить. Мне интересны были маленькие форматы. Я закрыл маркетинг, придумал бренд, сделали мы сайт, и проект стартанул. Идея была в том, что есть мальчишники, девишники, выпускные. Во-первых, мальчишник-девишник в крайнем случае можно переиграть. Выпускной, как правило, не требует глубокой проработки, меньший тайминг тоже позволяет вникнуть в тему. Мы запустились, и тут грянул кризис. Мы запустились 13-14 января 2014 года. Все очень ждали запуска, потому что реально дуракам везет. Мы шумели, что открываемся, мы такие классные. Если посмотреть начало нашего инстаграма, то он выглядит ужасно, но людям нравилось. Мы настолько были увлечены и рассказывали, что это нечто, 13 января начинается праздник, такого вы еще не видели. Сейчас мне смешно, когда это делают начинающие агентства или фотографы, или ведущие, но я был тоже таким малохольным, который кричал, что сейчас вот порвем и мы в это верили. Сейчас за это стыдно, потому что как это выглядело. Я бы не хотел повторять этот путь, но люди в нас поверили.

 

Стахов Юрий: То есть, твой опыт работы фотографа послужил каким-то бэкграундом для того, чтобы работа агентства была правильно устроена?

Козин Виталий: Абсолютно, потому что я идеально понимал, как выглядит свадьба и что на свадьбе важно. Когда ты проживаешь этот день с 9 утра и до ночи, ты в теме. И когда ты учитываешь, что мы подготавливали свадьбы, то ты знаешь, что их интересует, знаешь, на какие вопросы нужно ответить. Но на самом деле, тот старый опыт был немного бесполезным. Очень часто такая ситуация встречается с фотографами. Когда фотограф снимает в плохих ресторанах, плохих квартирах, хрущевках, он привыкает обрезать лишнее – объектив длиннофокусный, крупнячки. Вот ты спрашивал о декоре. И когда такой фотограф попадает на мероприятие, где нужно передать масштабы, он их не может передать, потому что привык уменьшать. Та же самая история была и у нас. Мы изначально не понимали аудиторию. Мы понимали, что нужно простой невесте, но так как изначально мы целились в премиум, то не понимали, что реально нужно в премиум. Когда я работал как фотограф, то это были агентства, где 10-15 лет они были на рынке, у них политические клиенты, которые из рук в руки, то есть, они вообще были не публичные. У нас же был абсолютно альтернативный путь: связей нет, богатых родственников нет – просто голый энтузиазм. И единственное, что можно было делать – это привлекать внимание и шуметь.

 

Стахов Юрий: А был какой-то проект, переломный момент, после которого произошел взрыв? Вот как свадьба в «Континентале», ты приводил пример. Был ли такой проект в агентстве, после которого вас все узнали?

Козин Виталий: Да. Я чуть-чуть отошел от темы. У нас, есть модное слово «пивот», когда бизнес запускается на одну целевую аудиторию с одной идеей, потом перезапускается. Таких штук у нас было 3 или 4. Сначала мы стартанули с маленькими праздниками. В процессе один партнер отвалился. Ок, едем дальше. Разобрались, добавили еще больше услуг, которые я могу делать. Мы добавили съемки, написание концептов и сценариев для коллег – сценарное бюро было как идея в 2014 года. Это сейчас, уже спустя 4 года, появляется контора, которая готова обслуживать концепт, но тогда это было ноу-хау. Мы придумали свадьбу для украинцев, смарт-свадьбу. Что хочет человек от свадьбы? Красивую церемонию, чтобы друзья не обижались, поздравили, получить подарки, и чтобы это адекватно стоило. Мы предложили: давайте делать крутую церемонию с  фуршетом. Вы приглашаете туда гостей, друзей, два часа тусуетесь и на самолет, а они дальше идут, куда хотят, но это не сработало. Это был еще один перезапуск. В итоге. Мы пришли к концепции классического ивент-агентства. Ты спрашивал о проекте, который перевернул. У нас была вечеринка на крыше, которая на Подоле всколыхнула крышеманию, когда все вдруг захотели праздник на крыше. Меня бесило то, что все хотят праздник на крыше. Я не смотрел на это с точки зрения, что на этом можно зарабатывать, что можно взять в аренду, открыть ресторан.

 

Стахов Юрий: Ты просто хотел сделать красивый проект и выделиться.

Козин Виталий: Я его сделал, да и я хотел, чтобы меня не трогали. Уже ж на крыше было, чего вы опять меня туда зовете? Не хочу я ничего. Вот такой подход – анти-бизнес. И это был первый проект, который нас прославил, когда ты проснулся знаменитым. Это тысячи комментариев, репостов, все хотели, но ноль продаж. Ни один человек из тех, кто лайкал или репостил и хвалил – не заказал вообще. И началось провисание, мы были без заказов, при том, что случилась революция.

 

Стахов Юрий: Можно ли это описать, как ты делаешь, делаешь что-то, потом провал, и тут начинается бизнес?

Козин Виталий: Мне везет в том, что если я делаю что-то не так, то оно меня сразу догоняет, и я понимаю, что я что-то делаю не так. Так и тут было. Сделали проект, он прикольный, хорошие фотографии на закате получились, хорошая точка, хорошая локация, хороший концепт, но этого мало для того, чтобы делать бизнес и привлечь людей. И было смешно, как мы получили первую свадьбу. Мы делали дни рождения, хорошие съемки, и что удивительно, нас советовали фотографы. Фотографам так нравился стиль общения, наша идея агентства, которое придумывает и креативит, что они начали нас советовать своим клиентам. И мы долгое время выходили в ноль, но это было очень красиво и портфолийно.

 

Стахов Юрий: Вы работали на портфолио?

Козин Виталий: Мы просто творили. Нам было просто интересно. Деньги я зарабатывал на диджитале и вливал их в агентство. Это вообще было хобби и неприбыльный проект.

 

Стахов Юрий: То есть, это был этап дотаций, когда ты поддерживал этот проект?

Козин Виталий: Абсолютно. Я к чему рассказывал о матрасе, потому что первый год проект ничего не зарабатывал. Оно все уходило в ноль, в минус и я добавлял. И когда прошел первый год, встал вопрос, оставить ли это таким лайт-бизнесом на подсосе или заниматься им. И так, постепенно я настолько проник в эту тему, и мне настолько стало интересно, когда появились масштабные задачи.

 

Стахов Юрий: Один из моих наставников когда-то сбросил мне прикольную смску и я хочу прочитать тебе. Почему я ее сейчас нашел? Потому что это очень похоже на то, что ты сейчас рассказал. «Я раньше поражался тому, как уродливы изнутри взлетевшие проекты. Сейчас я знаю: красивые проекты не взлетают, потому что не успевают взлететь. Пока инженеры в белых халатах прикручивают красивый двигатель к идеальному крылу, бригада взлохмаченных придурков во главе с безумным авантюристом пролетает над ними из конструкции из микроавтобуса, забора и двух промышленных фенов навстречу второму туру инвестиций».

Козин Виталий: Знаешь, в моем случае как раз наоборот. Я год им нехотя занимался, потому что думал, что это не мой масштаб и не интересно в таком копаться. Я помогал, отвечал за маркетинг. Это я делал. Но я снимал большие проекты, что я буду в таком мелком копаться? На самом деле, я работал с этим, но ждал возможности себя проявить. Я перфекционист и это большая проблема, я сейчас от этого лечусь потихоньку, но у меня должно быть идеально. Поэтому, изначально мы очень долго вылизывали проект, очень долго думали.

 

Стахов Юрий: А когда ты понял, что тебе нужно заниматься агентством и этот проект будет ехать? Что для тебя стало показателем?

Козин Виталий: Были задачи, с которыми никто, кроме меня не мог справиться – вот это показатель. Это был вызов – мне нужно воевать, спорить! Наверное, в этом суть. Я не считаю себя чистым художником, больше дизайнером или режиссером. Дизайн – это способ улучшить этот мир. Тебе что-то не нравится, тебе мир бросает вызов – и ты начинаешь мир исправлять под себя, как ты видишь. В режиссуре ты видишь этот мир, с чем-то не согласен, хочешь изменить мнение – ты туда его вносишь. Раньше Make My Day – это было агентство моего имени. Меня особо никто не знал, но я был человеком, без которого ни один процесс не работал, от которого зависели все решения, творчество и все ждали, что же будет. Сейчас мы меняемся, чтобы сделать это полноценной рабочей структурой – даже если я сплю, работа идет. Даже если я нахожусь в одной локации, то во второй могут пообщаться с клиентом и ответить на все вопросы, а не ждут ценного указания сверху. Я вижу наше агентство как модный дом: Шанель, Диор. Это когда есть бренд, которому доверяют. Ты знаешь, что если придешь в Make My Day, то будет круто. Но тебе не обязательно приходить к Виталику. Он рядом, он за всем следит, но есть команда, бренд и процессы. Эти процессы и творчество можно усиливать новыми творческими единицами. Если ты хочешь топового режиссера кипмэйкера, допустим, из США – мы его привезем, он сделаем свадьбу. Или, если ты хочешь свадьбу, которую придумал фэшн-дизайнер, почему нет, если тебе нравится чей-то стиль и ты хочешь себе, Лагерфельда, например. Деньги в целом мешают творчеству, когда ты о них думаешь, но в плане управления своей жизнью и развития это необходимо. Вот просто взять и посчитать сколько тебе реально нужно денег в месяц на то, что ты хочешь. Не «авось небось повезет», а реально: хочешь костюм Бриони – вписываешь, хочешь какую-то машину – вписываешь, и у тебя появляются цифры. Пугающие. Всегда пугающие. Потом ты дальше начинаешь думать, как на это заработать и что-то придумываешь. Начинаешь считать какой-то бизнес и понимаешь, что один не справишься и что тебе нужны люди. Ты начинаешь думать, кто и как мог бы это выполнить, и тут появляются процессы. Это я говорю, как творческий человек приходит к бизнесу. Тебе нужны люди. Ок, а как ты сможешь оплатить этих людей? Тут уже появляется мысль об инвестициях. И самое страшное, это добавить к этому уравнению время. Ты просто анализируешь, чем ты занимался последние 4 года. И тебе становится страшно, что за последние 4 года ты ничего не сделал глобально. Были конечно, хорошие и плохие моменты, но глобально, какая у тебя была цель? Ой, ну не знаю.

 

Стахов Юрий: Людям вообще сложно и страшно ставить себе цели. Потому что если ты ставишь себе цель и заявляешь, чего ты хочешь, тебе нужно на это пахать, а люди не хотят пахать.

Козин Виталий: А чего хотят люди?

 

Стахов Юрий: Люди хотят хайпануть. Сделать хайп. Напрячься и не напрягаться, 100%. В Украине – напрячься и потом расслабиться. Свечной заводик, который приносит мне 10 000 долларов в месяц. Я месяц готов поработать, чтоб он был, а потом он будет меня кормить.

Козин Виталий: Я всегда, когда ругаюсь с партнерами или в команде, то говорю: «Достанете меня, куплю карьер и всё. Буду сидеть, смотреть как машины ездят и никакого творчества. Буду ездить на море в Египет и всё, жизнь удалась. Не бесите, потому что приду к карьеру». Когда есть вызов и то, с чем я не согласен – это главное. Все делали унылые свадьбы, а я сказал: «Давайте попробуем по-другому», и мы попробовали. Понятное дело, что потом в ретроспективе ты понимаешь, что мы делали такое же унылое поначалу, как и все, за редким исключением, но цель была делать по-другому и показывать другое.

 

Стахов Юрий: А как тебе, как творческому человеку, участвовать в бизнес-процессах построения агентства? Например, давать по шапке световикам, выстраивать кого-то, почему не приехал торт, насколько тебе легко это дается? Потому что мне, как творческому человеку, строить компанию, которая может жить 1-2-3 года, дается очень тяжело. Ты должен ломать себя, ты ж вроде творческий, а идешь давать кому-то трындюлей.

Козин Виталий: У меня есть 2 режима. Когда я на локации, то включаюсь в режим полевого командира: сначала сделаем, потом будем разбираться. Поэтому, я жесткий, ругаюсь, но на площадке у нас хорошо с дисциплиной и сразу все реагируют. Но в этом минусы. Мы сейчас работаем над тем, чтобы работа шла не только тогда, когда я стою, и кто-то боится, подстраивается, а чтобы все работали на идею. Это сложнее всего – построить идеологию и бренд для партнеров. Потому что, уважают меня, поэтому делают, чтобы не дай Бог что-то не получилось, а хочется, чтобы каждый работал над проектом, и это было главным мерилом. Хочется чтобы каждый выкладывался на 146% в проект.

 

Стахов Юрий: У тебя ж есть элемент творчества? Тебе сложно дается выступать в роли надзирателя, высказывать кому-то претензии? Потому что фотографы во многом «моя хата с краю», «я не могу быть плохим».

Козин Виталий: Мне подарили картинку, на которой изображен летящий метеорит, а чувак стоит с абсолютно ровным лицом и говорит: «Ну и че?» Мы постоянно ругаемся с подрядчиками, хотя мы их пытаемся называть модным словом вендерами с партнерами. Я хочу, чтобы все, как и я выкладывались на 201%, для меня 100% — мало. То есть, если хорошо – это скучно. Поэтому, все злятся и обижаются. Когда клиент просто доволен – это не зачет. Клиент должен быть очень доволен. Клиент должен получить больше, чем он ожидал, потому что оправдать ожидания – это не очень выигрышная стратегия.

 

Стахов Юрий: То есть, эта стратегия для того, чтобы приходил сарафан?

Козин Виталий: Нет, это мерило проекта. Клиент должен быть сверх доволен.

 

Стахов Юрий: Тогда ты удовлетворен?

Козин Виталий: Тогда я удовлетворен. Перфекционисты никогда не бывают довольны собой, всегда можно было лучше, нужно было больше постараться. Но должны быть какие-то показатели, маркеры удовольствия клиента, когда он говорит: «Я такого не ожидал, это больше, чем я мог себе представить!» Вот это круто. А когда он говорит: «Спасибо, я очень доволен вашей работой» — это так себе. Я даже не рассматриваю варианты «доволен», «нормально», «хорошо», «очень хорошо».

 

Стахов Юрий: Сказал, чтобы не обидеть?

Козин Виталий: Нет, человек действительно доволен. Он ожидал и получил, но это не работает.

 

Стахов Юрий: То есть, тебе хочется удивлять?

Козин Виталий: По-любому. Мы отстраняемся от темы, но прикол в том, что свадьба всегда стоит в 2 раза дороже, чем человек себе представлял. Это аксиома. Человек на картинку и оценивает ее в 2 раза дешевле. Свадьба, как правило, стоит как следующая машина, о которой мечтает человек. Я раньше делал поправку и говорил, что если у него уже есть машины, то он, наверное, хочет яхту, но я нашел Maybach Pullman бронированный за 1,4 миллиона евро плюс кортеж. То есть, даже если человек хочет свадьбу на несколько миллионов, есть машинка о которой он мог бы мечтать. И когда человек переступает через первую боль, что свадьба стоит в 2 раза дороже, чем он себе представил, то ты должен сделать так, чтобы его свадьба выглядела в 2 раза лучше, чем он тебе уже выделил бюджет. Поэтому, просто оправдать ожидания – не работает. Всё должно быть в 2 раза лучше, чем он себе представлял.

 

Стахов Юрий: Насколько тебе сложно работать с фотографами? Какими тогда должны быть ожидания от фотографа, чтобы он их оправдал в 2 раза больше, чтобы ты с ним работал? Каким должен стать фотограф, чтобы работать с агентством Make My Day?

Козин Виталий: Раньше я завышал ожидания, ждал от человека чуда. Например, цветочек одного оттенка, а я ожидал, что он догадается его сфоткать в другом свете, чтобы он стал другим. Я не могу управлять ожиданиями или менять людей, или влиять. У нас система такая. Фотограф подбирается исходя из концепции – это будет теплая ламповая свадьба или шоу-свадьба. Я знаю, кто из фотографов жутко не любит работать с искусственным светом и он прибежит и скажет: «Оно у меня мерцает, я не могу вывести, я вспышкой принципиально не буду пользоваться, у меня люди фиолетовые». То есть, первая стадия – из нашего пула фотографов мы выбираем того, кто подходит под формат. Дальше, вопрос психотипа: холерики, флегматики, должны подходить клиенту, а не когда забежит человек-агоник к скромной невесте, которая забьется в угол. Третье. Портфолио – это естественно, это уже априори есть. Что могу сделать я, для того, чтобы съемка получилась лучше? Максимально прописать, забрифовать, что от человека требуется.

 

Стахов Юрий: Максимально творчество превратить в бизнес-процесс.

Козин Виталий: Я бы это назвал – дать творчеству задачу, дать какое-то творческое ограничение. Когда есть абсолютная свобода, этого не бывает, конечно, никогда, но в принципе, когда: делайте, что хотите, бюджет не ограничен, предлагайте – это плохо. То же самое с фотографом: сними лучшую съемку, сделай, превзойди себя – это пустые слова. Когда ты говоришь: у нас вот такая-то локация; мы выбрали вот такие выигрышные точки для тебя; солнышко идет тут, поэтому для прогулки мы выделили именно это время в этом месте; мы выделили столько-то часов, еще и кормим вас во время съемки, кормим невесту, то есть будет комфортно; у вас будет гольф-мобиль, который возит всю съемочную команду; тут мы перекрываем, люди не ходят, поэтому не переживайте; что хочет невеста? Она хочет такое, такое, такое (она посмотрела, как Энни Лейбовиц фоткает); что хотим мы? Вот, вот, вот. И когда ты от себя сделал такую подготовку, то, конечно же, много ждешь и от фотографа, и уже сам фотограф чувствует ответственность. Мне очень нравятся фотографы, которые приезжают заранее на локацию, чтобы рассмотреть, подготовится – это новый уровень, это топ. Как попасть к нам в команду? Мы мониторим всех. Мы смотрим объективно кто и что. Мы за некоторыми фотографами по 3-4 года следим.

 

Стахов Юрий: Но тебе в выборе фотографа, естественно, помогает твой опыт. Потому что те задачи, которые ты описал, показывают, что ты понимаешь желания клиента, исходя из своего опыта фотографа.

Козин Виталий: Ты спрашивал, не лучше ли для бизнес-процесса отдать кому-то фотографирование декораций или атмосферы? Я страхую этим клиента. То есть, клиент получает фотографа, который лучше всего справится с его задачей, а я себе под сниму. Этот двойной маркер очень помогает в работе.

 

Стахов Юрий: Ты на айфон снимаешь?

Козин Виталий: Ну да. Я понимаю, что возможно сделать и что невозможно. Я понимаю, где он будет ругаться и где нет, и я стараюсь всех подружить со световиком. Я тебе говорил, что когда ты главный на площадке и я тебя уважают, это хорошо и похвально, но проблема в том, что когда каждый пытается выполнить свою работу как можно лучше, он может глушить работу других. То есть, «хорошо» для художника по свету и для фотографа – это две разные вещи. И мы работаем над тем, чтобы все думали об окончательной картинке. Фотограф, который получил классные фоточки, но у нас смазанные впечатления и люди не почувствовали атмосферу – это плохо. Классный эффект, который люди запомнят на всю жизнь, но галимые фоточки – это тоже плохо. Должно быть всё вместе.

 

Стахов Юрий: Ты так красиво сказал «художник по свету», что я уже хочу с вами работать, потому что наконец-то хоть кто-то из агентств упомянул эту фразу – «художник по свету», а не просто световик. Из-за меня в Харькове уволили трёх световиков.

Козин Виталий: Операторов пульта.

 

Стахов Юрий: Да. Я подходил к ним и просил, чтобы они как-то направили свет, потому что мы вместе работаем и это важно агентству, и мне говорили: «Иди в жопу». Но ребята, камон. Тогда я подходил к агентству и начинал ругаться: «Ребята, я делаю фотки для вас на банкете. У вас тут свет. Почему он меня посылает в жопу? Давайте что-то делать».

Козин Виталий: Вот я тебе об этом и говорю, что наша задача, чтобы люди могли коммуницировать друг с другом. Потому что пока я стою над душой – всё работает, а потом он конечно же пошлет в жопу, потому что у него одна задача, а у фотографа другая и они конфликтуют в локальном плане. В глобальном плане нет, мы над одним проектом работаем.

 

Стахов Юрий: Можно сказать, что твое ТЗ, твой бриф, выступает определенной лейкой для фотографов? С одной стороны идет поток воды, творчества, ручей, огромная река, и потом ты всё это очень мощным напором направляешь в ту задачу, которую нужно реализовать.

Козин Виталий: Я ж понимаю, что они ни один бриф не выполнят на 100%. Поэтому, это как минимум страхует, чтобы было снято всё, что важно для клиента. Тут не вопрос творчества. Тут вопрос логистической задачи. Нам нужно сделать клиента счастливым. Клиент должен получить память, и эту задачу мы решаем. Это не о творчестве – выступать режиссером съемки в свадебный день – это глупо, потому что свадебный день должен быть живым, репортажным. Наверное, важнее запечатлеть, чем творить без привязки.

 

Стахов Юрий: Какие твои критерии выбора фотографов? Потому что нас смотрят в основном фотографы и мне кажется, что для них это мечта работать с агентством Make My Day. И я хотел бы, чтобы они понимали, каким критериям им нужно соответствовать.

Козин Виталий: Моя мечта, чтобы пул фотографов, с которыми мы можем работать увеличивался. Потому что, самая большая проблема с фотографами в том, что они считают фотографию только призванием, но не относятся к этому, как профессионалы. Это клёво, пойти поснимать, заработать 1000 долларов за день, но никто не думает, как развивать свой образ, дело, бренд через 3-4 года. Никто не думает о репутации. Люди очень подвержены настроению, это особенно у девочек часто. Ты советуешь клиенту, тебе отдают фотографии, а светофор зеленый. Ты спрашиваешь: «Что случилось?» Отвечают: «Я пробую новый стиль». Спрашиваю: «А тот?» Отвечают: «А тот я уже не буду делать, мне не нравится, я не буду переделывать».

 

Стахов Юрий: Фотографы – творческие личности.

Козин Виталий: Да, фотографы как творческие личности могут в центре Помпиду в Париже выставляться со своими инсталляциями, а нам нужно решать задачи клиента. Это как рисование картин и дизайн. Ты можешь нарисовать картину и продать ее за 12 миллионов долларов, даже если там будет просто волос оранжевый. Но, дизайн – это решение задач клиента, и тут нет дела до твоего видения, или как хочешь ты, ты должен решить бизнес-задачу или навигационную, конкретно у тебя есть задание. Это не то, как ты классно по творил или какой ты приятный человек, или как это красивенько (это ужасно слово): задача выполнена или нет?

 

Стахов Юрий: Насколько ты успешно решаешь бизнес-поставленную задачу.

Козин Виталий: Да, если она не выполнена, то сори. Это красиво, но она не выполнена. У нас был парадоксальный случай. Пару дней назад дизайнеру заказали сделать коллаж из наших фотографий. Нам присылают коллаж, красивый, но там нет ни одной нашей фотографии. Я говорю: «А как это?» А мне отвечают: «Ну, слушайте, разрешение не подходило, и я решила, что эти фотки будут лучше». Вот чисто художественный подход. Коллаж есть? Есть. Он красивенький? Красивенький. Можно его положить в портфолио? Можно. Задача выполнена? Вообще нет. Это фиаско, братан. Объективно. Тоже самое и с фотографами. Если ты приходишь, потому что тебе лень работать на нормальной работе – это очень плохо. Если ты хочешь творить, вот как я снимать пейзажи и зарабатывать миллионы на этом, то или ты подстраиваешься под профессиональный подход и все-таки делаешь хорошо, пусть это и не призвание всей твоей жизни или не суйся. Сейчас это идет в разрез с тем, что ты говоришь: «Мне не нравится излишняя коммерциализация фотографии, когда люди забывают о творчестве». Но я говорю, что нужен профессиональный подход, чтобы одно творчество не побеждало. Но с другой стороны, когда звонишь фотографу у которого ни одной нормальной фотографии, но 3 менеджера, спам-рассылка, лэндинг, таймеры на сайте – это тоже бред. Мы покупаем тебя за фотографии. Если у тебя отлаженный процесс и есть супер ассистент – это круто, но ты не приходишь к нам закрыть сделку или поднять раунд, ты приходишь снимать.

 

Стахов Юрий: То, что я пропагандирую, то я не говорю, что ваш продукт или вы, как человек, можете быть гавном. Сейчас объясню. Я считаю, что нет бизнес-образования в направлении фотографии. Ты говоришь: нестабильный цвет, творческое влияние, сегодня зеленый, завтра красный, завтра я в Париже, сегодня здесь, я вся такая творческая, хотите меня заказывайте, хотите нет – нет бизнес-образования, когда человек понимает, что чтобы был успешный бизнес должен быть стабильный продукт, который едет. Допустим, мы в своем магазине Photostudy делаем коробочки для фотографов. Я знаю, что если вы заказали у меня коробочки, то через год вы можете ожидать такие же коробочки, если они вам понравились. На них должен быть такой же лак, такая же фанера, такая же гравировка. Это называется бизнес-процесс, когда у тебя есть продукт, который ты упаковываешь в маркетинг, дальше в продажу, это рождает бренд и потом ты, наконец-то, выходишь на рынок. Это я хочу донести в массы, что фотограф не то, что должен убить в себе художника, но он должен научиться понимать бизнес-процессы, бизнес-сферу и понимать, что фотография – это бизнес.

Козин Виталий: Он профессионал.

 

Стахов Юрий: Он должен стать профессионалом, но чтобы он стал профессионалом, нужен какой-то университет, или тренинг, или бизнес-семинар, на котором ему объяснят эти процессы.

Козин Виталий: Ты делаешь прекрасно. У тебя на последней конференции была 1000 человек и у тебя реально есть возможность влиять на то, что называется культура. Когда есть культура, когда кулуарные разговоры или разговоры на кухне ведутся о том, чтобы что-то делать, то наступает переломный момент и все начинают адаптироваться. Я считаю, что в свадебной сфере главная проблема в том, что сюда люди приходят доживать свой век. Считают: «Я там поработал – не получилось, я там поработал». Мы когда вакансии объявляем, то это бред. Человек говорит: «Ой, хотела заниматься флористикой, уколола палец – не, это не мое, это слишком сложно»

 

Стахов Юрий: Давайте я буду SMM вести.

Козин Виталий: Давайте я у вас буду работать. Люди сюда приходят доживать свой век и это неправильно. Когда человек относится к свадебному бизнесу или к фотографии, как к одному из жизненных этапов, а учитывая тенденции развития мира профессию мы будем менять каждые 7 лет, он должен думать о том, что если он завтра захочет открыть ресторан, дадут ли ему инвестиции, если он покажет, чем он занимался прошлые 7 лет. Ты спрашивал почему мы делаем такие проекты, потому что если я приду делать фешн-шоу, или мне дадут сделать на Бигинали павильон Украины, или если я должен буду презентовать бренд Украины в США, я хочу показать свои проекты, и сказать, что справлюсь. Если я свадьбы такие сделал, то я этим горю, я точно справлюсь. Эта первая проблема то, что люди сюда приходят доживать, а не относятся, как к одной из сфер, и вторая проблема – это то, что у нас нет культа свадеб. Был бы культ свадеб, как чего-то важного, чтобы люди не стеснялись. Я встречаю многих людей, которые говорят, что не будут работать на свадьбах, что это фу, даже среди фотографов. Или, ой, это я чтоб бабла заработать, а потом разберемся.

 

Стахов Юрий: Ты имеешь ввиду, что направление свадеб не является зрелой бизнес-нишей? Она формируется, но количество игроков не настолько велико. Любой бизнес-процесс рождает конкуренция.

Козин Виталий: Свадебный бизнес очень большой. Он очень большой.

 

Стахов Юрий: Он большой, но он не сформирован.

Козин Виталий: Да. Он конкурентный уже, но главное, чего нет – это уважения к профессии. Например, в Казахстане КВНщики очень уважаемые люди, покруче футболистов. Они занимают посты везде в интертейменте, потому что есть культ КВНа. В том же Казахстане есть определенный культ свадеб. Это престижная работа. Если у нас люди на свадьбах просто подрабатывают, но мечтают о телике, то там люди, возможно, это преувеличено, но как мне рассказывали, там человек идет работать в телик, чтобы его взяли работать на свадьбы. Понимаешь, насколько разные парадигмы?

 

Стахов Юрий: То есть, позиция временщика.

Козин Виталий: Да, это должно быть круто и тогда сюда потянутся новые, даже не из фотографов. Я когда читаю интервью кого-то из фешн-индустрии или рекламной съемки, то они говорят: «Фу, свадьбы никогда». Но с другой стороны, когда мы начали делать свадьбы в нашем понимании, то они сказали: «Слушай, мне было бы интересно попробовать». А получается, извини, пожалуйста, но мы не можем рисковать. Поэтому, нужно формировать глобально.

 

Стахов Юрий: Мы поэтому и делаем конференцию, чтобы как-то объяснить фотографам, какие вообще есть процессы и я все больше хочу приглашать на конференцию непосредственно бизнес-спикеров. За что я переживаю, что все фотографы ходят на мастер-классы только к фотографам. Всё, над чем работает современная фотография в Украине, это продукт. Есть еще дальше бизнес-процессы. Есть как ты выглядишь, есть продажи, есть как ты общаешься, как ты разговариваешь – на это никто не обращает внимание. Я считаю, что информации о продукте настолько много на Ютубе, что уже сколько можно вдохновляться, учиться обрабатывать, анонировать на шум или цветокоррекцию. Да поймите уже, что есть бизнес-процессы. Есть этап продаж, этап маркетинга, этап портфолио. Взрослейте, как бизнес-представители в этой индустрии и тогда с вами будет интересно работать.

Козин Виталий: Наверное, я с тобой согласен, потому что понимание бизнес-процессов как раз таки ведет к тому, что ты начинаешь ценить свою работу. Когда ты понимаешь, сколько ты вкладываешь, сколько реально зарабатываешь, насколько вкалываешь – ты сразу дорожаешь. Ты начинаешь ценить свое время. Ты начинаешь конкурировать. Ты начинаешь ругаться на тех, кто демпингует. Это здоровый процесс.

 

Стахов Юрий: Я каждый год вкидываю в себя 10000 долларов на тренинги. И это бизнес-тренинги.  Это не тренинги фотографов. Мне не интересно ходить на тренинги фотографов. Ты сказал мнение на кухне, в кулуарах, что Юра пропагандирует продвижение маркетинга, но не говорит ничего о продукте и меня за это осуждают, но я хочу, чтобы фотографы взрослели в направлении бизнеса. Потому что я вижу, что фотографы за 500 долларов снимают также, как и за 1000. Только у того, что за 1000 у него сарафан, поэтому он снимает за такую сумму и это его наработка, но тот, что за 500 путем труда, упорства, продвижения через инстаграмчик, делает продукт не хуже и он может к этому прийти, потому он учится. Он учиться быть спикером, бизнесменом, потому что для меня на конференцию самая большая проблема не найти творческих прекрасных фотографов, а найти спикеров. Приходят фотографы и не могут связать две буквы. Они не могут выступить нормально, а у меня зал в 1000 человек – это моя ответственность и мой бренд.

Козин Виталий: Мы твою мысль несколько дней назад обсуждали, когда ты сказал, что это хорошо, что топов 30 человек, а что делать всем остальным? Это, наверное, самая важная вещь для культуры, которую ты делаешь. Есть много людей, которые не могут себе позволить топов, но им нужны фотографии, и есть куча фотографов, которые пока не дотягивают до топов, и помочь людям найти тех клиентов, которые им нужны, дать им возможность делать минимально ценный продукт, который купят – это очень круто. Но очень часто просто звездную болезнь ловят – это беда в работе с начинающими и талантливыми. У них получилось пару классных съемок, их позвали мы, дальше по инерции другие агентства позвали, у них всё круто. Никто не обращает внимания в таких success story, что все работают по одному разу. Мне кажется, что все сидят и думают: «Ух ты, талантишку упустили, ха-ха-ха, сейчас я возьму себе». И никто ж не говорит, что вызывали фотографа на съемку, а получилась лажа.

 

Стахов Юрий: Мне кажется, что эта позиция в профессии временщика – это желание хайпануть. Когда я обучаю в тренинге, то пытаюсь это изменить. Очень много фотографов приходят, которые не уверены, что это их профессия. Они не в том, что этим можно зарабатывать. Это, наверное, из СНГ идет – наше ментальное восприятие. Я считаю, что это просто огромный пробел в образовании, это то, что я нащупал, разбираясь в фотографах. У нас нет института образования, который закладывает правильные ценности. И мы учимся фотографировать, мы такие творческие, а может не фотографировать, может видео завтра пойду снимать, а может флористикой буду заниматься, а может еще что-то. То есть, нет понимания, что «я в фотографии тотально» на 7 лет, хотя бы на 7 лет. Я буду фотографом на 7 лет. Для этого мне нужно поучиться здесь, здесь и здесь и я стану крутым и начну работать в Make My Day.

Козин Виталий: Если ты систематизируешь эту сферу, это будет тектонический сдвиг. Это стратегический проект на 2-3 года вперед. Нужно изменить мировоззрение тусовки, потому что когда приводят кого-то из москвичей, которые говорят: «За 3 часа я подниму ваши гонорары в 3 раза», то это звучит солидно.

 

Стахов Юрий: У тебя тоже есть желание менять индустрию. Расскажи о своих потугах в этом направлении. Или не менять, а формировать ее, что ли. Вы выступаете в роли людей, которые захотели сделать рынок более взрослым и зрелым, правильно?

Козин Виталий: Мы тоже несем свои ценности. У меня две задачи: создание культа свадеб, чтобы все агентства работали не только на конкуренцию друг с другом, а объясняли клиентам, подрядчикам, что это абсолютно нормальное занятие, не нужно стесняться, в этом нет ничего зазорного. Если вам не нравится то, что вы делаете сейчас, поучитесь, откажитесь от чего-то сиюминутного, подумайте о стратегическом планировании, подумайте, какие проекты вы хотите делать завтра. У нас есть образовательная программа Kiev Wedding Days и я ее считаю тем, что сделал Илон Маск с патентами Теслы. Мы просто раскрываем свои секреты. Мы просто сливаем все разработки за год, чтобы шевелиться быстрее и это позволяет систематизировать. Когда ты готовишься, то видишь сколько у тебя самого провалов. Когда ты готовишь лекцию по SMM и открываешь свой инстаграм – это очень больно и горько, но ты себя подстегиваешь. Ты не можешь рассказывать о сторителлинге, если у тебя в инстаграме фоточка «эй, снежок! Ставь лайк, если у тебя за окном тоже снег». Ты сидишь и переписываешь посты 2-летней давности. Нужно соответствовать, если ты претендуешь на что-то. У нас миссия простая. Нам нужен комфортный рынок, где мы сможем конкурировать продуктом, а не каким-то демпингом, черными ддос атаками, под которыми наш сайт пытались заблокировать. Всем привет, мы теперь работаем с айтишниками, которые нас защищают. Просто конкурировать контентом и продуктами.

 

Стахов Юрий: Приходиться ли вам работать с известными фотографами, которых хочет клиент? Которых ты не хочешь, но клиент хочет. Ты понимаешь, что он не выполнит твои задачи, но клиент хочет, а и в итоге потом еще и недоволен.

Козин Виталий: Хотел сам этот вопрос поднять. Супер, что ты меня спросил. 99% фотографов рассматривают вариант, что они придут в агентство, а агентство их будет продавать. И они пытаются найти какие-то зацепки с агентством: предложить больше комиссию (это называется дать взятку), как-то убедить, привлечь. Это нормальный путь, но нормальные агентства мониторят, в этом и суть. Сидит человек, который находит фотографа и мы берем разбираем: тут тонировочка классная, но непонятно, как он снимает и как себя поведет в нормальных ситуациях – возьмем его на нашу промо-съемку; тут хорошо снимает, но нужно спросить, может ли в другой тонировке. То есть, мы мониторим. Есть другие фотографы, которых за ручку приводит клиент. Иногда это классные ребята, которые создали персональный бренд и кроме того, что это известный фотограф и клиент сам его выбрал, от него еще и фотки классные получишь. Иногда бывает, что у фотографа есть бренд, который сложился годами, но фотограф уже устал и ему не интересно. Или фотограф особо никогда не показывал серии, и все судят о нем по 2-3 фоткам, и не хочется никого обижать, но ты реально должен показать серию, потому что ты за нее отвечаешь. В самых крайних вариантах мы всегда страхуем еще одной командой в другом стиле. В 99% случаев фотографы, на которых настоял клиент, лажают. Их спасала вторая камера. И то же самое происходит с кондитерскими, подрядчиками. У нас даже в договоре прописано: «Если вы приводите человека, за которого мы не несем ответственности, мы можем отказаться от контракта».

 

Стахов Юрий: Вы отличаетесь на рынке тем, что взяли направление режиссерских свадеб – удивлять, как ты говоришь, и делаете проекты, которые не делали до этого, когда людей погружаете в определенную атмосферу, если я правильно понимаю суть режиссерской свадьбы. Как дальше это направление у тебя будет двигаться?

Козин Виталий: Ты говорил о том, чтобы хайпануть. По сути, на теме режиссерских свадеб я хайпанул, потому что есть Александр Белов в Москве, который закончил высшие курсы сценаристов и режиссеров, который из семьи театров, такой одухотворенный, настоящий режиссер – ввел термин «режиссерская свадьба». Он довольно интересно это сделал, вплоть до того, что они переодевали гостей, давали концерт всепоглощающий. Мне очень понравилась эта идея, и когда я увидел его проекты, то начал учиться режиссуре: курсы, книги, практика – для того, чтобы понять, что значить быть режиссером. Тренд после этого начал нестись с небывалой силой, в России любой организатор он же режиссер. Если посмотреть по инстаграму или по сайтам – там все режиссеры. Для меня, как ты правильно сказал, это был вызов. Я сказал: «Если мы не сделаем не одного такого проекта, я просто закрою, я не хочу делать скучное». И мы сделали такие проекты. Когда наступила осень, мы оглянусь назад, чтобы посмотреть, какой был сезон и я сказал: «Вот. Теперь это всё начнется по-новому». Мы пришли, мы достигли успеха. А казалось, что ничего подобного: свадьба – это свадьба, а режиссерские проекты – это режиссерские проекты, они не всем нужны. Мы полгода этим переболели, но никогда не парили. Мы всегда исходим из задач клиента. Если клиенту свадьба и у него есть свои приоритеты, мы максимально реализуемся в этих приоритетах. Поэтому мы движемся по пути, что создаем и будем создавать больше, чем свадьбы. Это проект, который выходит за рамки стереотипной свадьбы. Это проект, который по интересности и значимости, когда мы его публикуем и о нем рассказываем, должен конкурировать с премьерами фильмов, взрывными расследованиями, лонгридами, которые выходят. Это такой топ-контент. Это «вау» для людей, которые даже не хотят свадьбу. Они пишут: «Я свадьбу никогда не хотел, я хочу себе дом, но мне было интересно почитать. Ребята, вы молодцы!»

 

Стахов Юрий: То есть, эта тоже твоя цель, развитие блога?

Козин Виталий: Это проект, который мы делаем. Любой проект должен оставаться больше, чем свадьбой. Когда мы берем в основу какую-то идею и развиваем ее больше в программе, в декорациях – это концептуальная история. Есть единая концепция, где от пригласительного и до финальной фотографии всё выдержано. Режиссерскую свадьбу во всем мире называют иммерсивным театром – это театр, где гость становится частью представления, частью какой-то истории. И тут проблема в том, что люди не готовы рисковать свадьбой, и я их очень понимаю. Это очень важный праздник, на котором не хочется экспериментировать. Тренд на такие иммерсивные постановки еще будет развиваться. Мы только у истоков стоим и только чуть-чуть его пощипали. Поэтому у нас остается отдельно свадебное агентство, которое делает больше, чем свадьбы, и есть отдельный проект, который занимается продюсированием, созданием и режиссурой.

 

Стахов Юрий: Но есть же пары, которые приходят бесшабашные? Они готовы рисковать.

Козин Виталий: Нет, таких пар нет. К нам никто не пришел конкретно за режиссерской свадьбой. Люди приходят, как правило, с двумя крайностями: я не знаю, чего я хочу, но мне нравится то, что вы делали и мне кажется, что у вас получится угадать; и вторая крайность – когда я мечтаю о свадьба с 11 лет и золушка это красиво. Тогда ты включаешь психотерапевта и начинаешь разбирать по полочкам. И я всем советую, и фотографам: не нужно сразу говорить – нет, говно. Я хочу всех предостеречь от таких экстремальных вещей, как режиссёрские свадьбы. В основе режиссерской свадьбы должна лежать история и драматургия, чтобы это было честно. Не нужно брать какие-то отдельные элементы, особенно, когда это эконом свадьба: запойных актеров, старых аниматоров и пытаться что-то изображать. Важно сделать людям хорошую свадьбу, а потом уже приложиться. Самое главное – думать о клиенте и это у всех. Например, на MyWed все друг перед другом выделываются. Иногда происходит такой нонсенс, когда сиськи заполняют весь топ, и все говорят, что это ведь не свадьбы. И среди агентств такое. Мы подняли флаг режиссерских свадеб и все тоже его подняли и побежали, нужно это клиентам или не нужно. Мы опомнились и сказали, есть такое и мы так можем, но это не обязательно. И многие люди узнали об этом и, приходя ко мне, говорили: «Только, пожалуйста, давай без всей этой театральщины». Понятное дело, что мы будем ее пипеточкой по крупицам все равно добавлять, потому что это дополняет. Это experience work – модный термин для гостя. Это когда мы проектируем его опыт, experience, его впечатления – ага, он тут зашел, тут мы ему освободили руки, тут он может пойти туда, тут он пусть посидит, тут он пусть угостится, тут он у нас посмеется. То есть, у нас все время научный подход к проектированию праздников.

 

Стахов Юрий: Можно сказать, что благодаря этому направлению, ты стал более клиентоориентированным?

Козин Виталий: Направление еще не запущено, это эксклюзивчик.

 

Стахов Юрий: Ты поделал эксклюзивчиков, хайпов, как  мы с тобой обсудили, и ты теперь понимаешь, что есть клиент с его потребностями и прежде всего, нужно сделать ему ивент, правильно мероприятие, а потом уже все остальное. Ты стал более клиентоориентированным для людей.

Козин Виталий: Мы всегда были клиентоориентированы. Все, что мы делали – это то, что рождал спрос. Иногда этот спрос заводил нас к убыточным проектам. Мы сделали 30 или 40 свиданий, которые для людей стоили очень дорого, объективно очень дорого. Если назвать сумму, то люди поставят дислайк. При этом, мы ничего не зарабатывали. По подготовке – это ад, это большой проект, но ты ничего не зарабатываешь, зато красивенько и всем нравится. Поэтому, мы всегда были клиентоориентированы и слушали, чего люди хотят. Сейчас, я снова повторюсь, учитывая процессы, в которых мы отделяем креатив от сервиса и бренда, вот тут реально появляется клиентоориентированность, где исключаются какие-то обиды, типа «ну я же художник». Как у фотографов часто бывает или у дизайнеров: «Вы ж видели мое портфолио». Нет, мы супер сервисная компания. У вас будет свадьба «вау». У вас будет больше, чем свадьба. Какой она будет – неважно, если мы ею занимаемся. Сейчас у нас такой главный посыл. Мы готовы привлекать людей. Если вам нравятся Дубаи, давайте привезем дизайнера, леб экспириенс – пусть они занимаются декорациями. Вам понравился кто-то в США, какой-то более классический стиль, ок, мы уже везем, или давайте поедем туда. Мы становимся более мощной структурой, где под одним брендом может существовать любой продукт, если он больше, чем свадьба и если он качественный. И насчет клиентоориентированности. Для фотографов еще одна мысль, я не могу не сказать. Фотографы должны помнить, что прежде всего, их клиентом является агентство, потому что мы закрываем их бока, заботимся о том, чтобы клиент остался доволен. Если кто-то выполнил свою работу не очень, то мы сделаем так, чтобы клиент был доволен, но работа выполнена плохо. То есть, если тебя послали за хлебом, но ты не принес хлеб, потому что он был черствым – ты не принес хлеб. Ты молодец, что не принес черствый, но хлеба нет. Всё, ужин испорчен.

 

Стахов Юрий: А как быть в такой ситуации, когда я работаю с агентствами, я понимаю, что это недостаток профессионализма агентства, мы сегодня много говорили, что ты как фотограф в прошлом, много понимаешь, но я, к примеру, снимаю сборы невесты, где она стоит плачет с мамой. Ко мне подбегает девочка с агентства и говорит: «Юра, у нас там костюмированная встреча гостей. Срочно всё бросай и беги туда».

Козин Виталий: Срочно всё бросай и беги туда – это стиль управления украинских агентств.

 

Стахов Юрий: Ну, подождите, ребята. Этой невесте и маме на данном этапе всё равно, какой костюмированный сбор гостей там происходит. Мне важно передать их чувства. И у меня всегда срач с агентствами из-за этого. Я, как профессионал, хочу дать невесте тоже какую-то пользу, но заказчиком является агентство.

Козин Виталий: Да, но если ты снял важный момент для невесты, ты потом можешь убедить агентство, почему ты так сделал. Вопрос смотри в чем. Конфликт возникает, когда были основания клиенту не быть довольным, а мы закрыли это. Например, если бы ты остался снимать невесту, когда я тебя звал, а спрашивает о том, где костюмированная встреча, то тут ты стратил. Но если собачка или белка-летяга падает на невесту, жених в восторге, мама поджигает коровай – то это, конечно, круто, если фотограф словил этот момент. А если ты просто увлекся и фоткал колечки, пока гости снимали перила в подъезде, ты стратил. Тут твой профессионализм. Ты должен себе доверять. Понятно, что разные есть агентства и я меряю всех по себе. Я за продукт. Но, если ты понимаешь, что это будет хуже, то ты выполняешь свою работу качественно, а с агентством потом разберешься. И если вы не законектились, ты не захочешь с ними работать в следующий раз.

 

Стахов Юрий: Да, так и есть. Пожелай что-нибудь начинающих фотографам, или опытным, или всем кто нас читает, пожелай со своего опыта какие-то рекомендации, советы, фразу, что вообще делать.

Козин Виталий: Ребята, пожалуйста, старайтесь делать такой продукт, за который вам не будет стыдно через 3 года. Планируйте все на 3 года вперед. Это нелегко. Это бесит. Ты не знаешь, чего хотеть, чего желать, как этого достичь. Но просто представьте, где вы будете, в какой точке через 3 года, и тогда у вас получится и продукт лучше, и бизнес, и настроение, потом не будете думать, что предыдущие 3-4 года просто прошляпили, потому что не было времени подумать. Рутина убивает. Поэтому, мыслите большими целями, потом дробите их на маленькие этапы и планируйте день блоками по 30 минут. Это офигенно работает.

 

Стахов Юрий: Спасибо тебе огромное. Было очень круто и до новых встреч 🙂

Регистрируйтесь на вебинар «Как фотографу продать себя дороже», чтобы узнать как успешно продавать себя, вести базу клиентов и зарабатывать на существующих клиентах.