Стахов Юрий: Друзья, всем привет! Сегодня у нас в гостях Илья Двояковский, человек, который очень сильно повлиял на мое становление, как фотографа. Я безумно рад, что он приехал. Сегодня мы будем очень долго общаться и обсудим много интересных вопросов. Илья, привет!

Двояковский Илья: Приветствую, Юра. Дай я тебе пожму руку. Рад встрече. Надеюсь, что разговор получится интересным. Мы для этого сделаем все возможное, да?

Стахов Юрий: Да. Илья у нас был спикером на конференции 25-26 ноября 2017 года, он рассказывал новые темы. Какие темы ты рассказывал?

Двояковский Илья: Я подготовил интересную тему. Она была озвучена на паре мастер-классов, но мы придадим ей новую форму, углубим. Название темы: «Как идеально подготовится к фотосъемке?» И слово «идеально» подходит в этой ситуации идеально. Мы рассмотрели те краеугольные камни, которые действительно помогут сделать картинку такой, что зритель смотрит и ему хочется эту фотографию лизнуть.

 

Стахов Юрий: Ты на самом деле в этом мастер, потому что твои фотографии хочется лизать даже на морозе.

Двояковский Илья: Сколько раз ты лизал мои фотографии?

 

Стахов Юрий: Я хочу увидеть твои напечатанные фотографии, хочу их потрогать, посмотреть, какую-нибудь книгу или фотографию, поэтому, принеси мне, пожалуйста, на конференцию что-то показать.

Двояковский Илья: Это очень просто. Ты оплачиваешь мне второй багаж и я привезу много книжек.

 

Стахов Юрий: Хорошо. Илья, возможно, ты этого не знаешь, но в определенный момент, ты действительно являлся моим учителем по фотографии, потому что ты взял меня на несколько мастер-классов, в Москву, например. Я посетил порядка пяти твоих мастер-классов, это была одна программа. Но, на каждом мастер-классе я смотрел и как ты преподаешь, и что ты преподаешь, что ты рассказываешь. Это оказало определенное влияние на меня. Я взял что-то для себя и доформировал свой стиль, что-то взял у кого-то другого. Я не скрываю, кстати, что я посетил порядка 30-и мастер-классов и в каждом я чему-то подучился, прежде чем получился Стахов Юрий в том виде, в котором он есть. Расскажи, пожалуйста, я думаю всем очень интересно, как ты пришел в фотографию? Чем ты занимался до этого? Как получилось так, что ты стал фотографом? Когда ты понял, что на фотографии можно зарабатывать деньги? Когда ты перешел от бабочек, жучков, паучков, котят к съемкам за деньги?

Двояковский Илья: А вдруг я и не перешел?

 

Стахов Юрий: Мы все знаем, что это не так.

Двояковский Илья: Во-первых, хотел бы сказать, что слово «учитель», мне кажется, неправильное. Не для всех тех, кто приходит на мои мастер-классы, я имею право называться их учителем. Назови меня, может быть, «вдохновителем». По поводу мастер-классов, я рад, что ты не стесняешься сказать, что был на 30-и мастер-классах. Когда-то в свое время я очень увлекался творчеством потрясающего фотографа, которого все знают – Дан Хечо. И этот фотограф тоже не стесняясь говорит, что он посетил, цифру не помню, но примерно тоже 30 мастер-классов. Многие он сам организовал и сказал: «Я это все внял, вдохновился, переварил, через себя пропустил и выдал свое». И до сих пор этот фотограф яркий, его знают во многих странах мира, не только в Украине. Конечно, любой мастер-класс – это не попытка повторить лектора или спикера. Это взять что-то, через себя пропустить и добавить к своему продукту. Это если мы говорим о мастер-классах. Если мы говорим обо мне, то я уже несколько раз на интервью рассказывал. История очень банальная. Студент. Студенту хочется знакомиться с противоположным полом. Видел, как работают некоторые фотографы, решил взять в руки камеру, чтобы облегчить знакомство с девушками.

 

Стахов Юрий: Подкатить, короче, хотел.

Двояковский Илья: Да, и не могу сказать, что это было очень успешно, потому как фотографии были не очень, а девушки были очень. Со временем я стал лучше фотографировать. В какой-то момент стало наоборот – фотографии стали лучше, а девушки уже не дотягивали до фотографий. Уже пошли запросы извне: сними нам семью, сними нам свадьбу. «Свадьба!» — это ж звучало страшно, такая ответственность. Признаюсь, первую свадьбу я снял за 240-480 грн., до 500 грн. Снял я ее в качестве фотографа и водителя – моя машина была свадебной, причем, накануне мне отбили правое зеркало, и оно просто болталось.

 

Стахов Юрий: Украсили ленточками?

Двояковский Илья: Да, украсили. Невеста была без свадебного платья, но у них было столько доверия к моей фотосъемке, хотя, блин, они же заплатили мне мало, но, тем не менее, может для них, это было много. Вот так я начал снимать свадьбы. И в то время, было такое время, когда свадьбы были, чуть ли не единственным способом, где фотографу можно было заработать. Многие пришли в свадебную фотосъемку после собственных свадеб. Признаюсь, на меня это тоже как-то повлияло. Я увидел, какая интересная жизнь у фотографа, особенно свадебного. Согласитесь, жизнь очень не похожа на будни, допустим, сотрудника крупного промышленного предприятия. Он приехал на работу к 11 (это уже, приехать на работу к 11), и пил кофе до 12, потом мы 7 часов отфографировались по Запорожью (мы были глупы и молоды). Это можно назвать даже «История о Запорожье». Вот сейчас я думаю. Что такое, 7 часов просто кайфовать, ходить по паркам, любоваться архитектурой этого прекрасного города, иногда фотографируя трясущихся, людей, которые не понимают что происходит. Одни и те же фотографии, страшно было. Потом я понял, что не все так плачевно. Дело в том, что свадьба заряжает. Согласись, все улыбаются. Все приходят на свадьбу счастливые, довольные – это праздник.

 

Стахов Юрий: Даже если люди не счастливые и не довольные, они считают, что на свадьбе атмосферу не нужно портить, нужно играть в позитив.

Двояковский Илья: Они отбрасывают негативные эмоции и веселятся, и мне показалось, что эта работа, как праздник. И я подумал, что, наверное, нужно попробовать быть свадебным фотографом. Недавно, не прошло и года, как выяснилось, что мой дедушка по папе, с которым мы крайне редко общаемся в связи с известными обстоятельствами, многие поймут, о чем я говорю, мой дедушка был фотографом.

 

Стахов Юрий: У меня похожая ситуация. Только когда я 7 лет профотографировал, мне рассказали, что мой дедушка был фотографом.

Двояковский Илья: Вот. Только я не 7, а 9. Я приехал к дедушке, очень редко там бываю, и он открыл шкаф, и оказалось, что за свою жизнь он проявил больше 10 000 снимков.

 

Стахов Юрий: Не ну твой дедушка круче!

Двояковский Илья: Померяемся дедушками, да?

 

Стахов Юрий: А сколько ты сейчас стоишь за свадебную съемку? Если ты сможешь ответить на этот вопрос.

Двояковский Илья: Это не секрет. Я к этому долго шел. Сейчас многие депутаты говорят, почему человек должен стесняться собственных честных заработков? Я плачу налоги. Может быть, в чем-то налоговая система Украины не идеальна, но я их плачу с 2011 или 2013 года. В среднем с 2012 года. На сегодняшний день моя свадьба стоит от 2500 евро.

 

Стахов Юрий: Много ли у тебя клиентов из Украины, России, или ты в основном уже снимаешь в Европе? Потому что ты серьезный человек, и вряд ли тебя могут потянуть люди в Украине.

Двояковский Илья: Это такая интересная история. Я долгое время жил в Запорожье и большой моей ошибкой было то, что я много следил за соседями (как многие это делают). Каждое утро я открывал Контакт (тогда это был Контакт), и смотрел, что же сделали мои соседи-фотографы, то есть, фотографы примерно моего уровня или несколько лучше. Это очень глупо, так как согласись, если в одном болоте следить друг за другом – далеко не уедешь. Поэтому я поставил перед собой цель, чтобы выходить за рамки Запорожья. Благо, возле Запорожья есть Днепропетровск, теперь это уже Днепр. Удалось немножечко передвинуться. Потом это был Донецк. Очень много свадеб я снял в Донецке. Потом это был Киев. Доходило до страшных явлений. У меня было 4 свадьбы подряд: четверг – Киев, пятница – Днепр, суббота – Запорожье, воскресенье – Бердянск. Я был молодой, дурной и время между свадьбами было за рулем. Пока я после свадьбы еду в другой город, жена скидывает с флешек фотографии, сортирует, очищает, заряжает (у нас в машине были розетки 220 вольт). На сегодняшний день я до сих пор придерживаюсь того мнения, что фотограф – это человек творец, художник. Но мы, люди, не уникальны на 100%. Всегда есть кто-то, кто также думает и видит, и я уверен, что эти люди примерно равномерно разбросаны много где. И, если я скажу, что работаю только в Запорожье, это то же самое, если музыкальный исполнитель, например, Монатик, выступает в Киеве и всё. Но ведь его хотят услышать в том же Запорожье. И я понимаю, что интерес есть, поэтому, на сегодняшний день у меня есть свадьбы в Киеве, мало, но есть. Было пару свадеб в Крыму. В Донецк, даже если бы и пригласили, наверное, сейчас не то время. Запорожье и Днепр очень мало. Европа немножко, но есть. Россия немножко, но есть. В итоге, получается, хватает. Я сейчас ухожу от большого количества свадеб, потому что я перехожу в семейную фотографию. Этот процесс уже пройден. Я перешел в статус семейного фотографа. Однажды я понял, что свадьба – это немножечко пошловато, в хорошем смысле этого слова. Пошловато, имеется в виду, что там мало честности: нужно пригласить таких-то гостей, а как не пригласить, они же обидятся; нужно пригласить фотографа; нужно пригласить оператора, ведущего. Много нужно. Я встречал много трогательных свадеб, с которых не хотелось уходить, хотелось обнимать всех и благодарить за то, что они дали возможность прочувствовать всё это. Но в среднем, это было немножечко или множечко неискренне. Ты идешь на работу на свадьбу и начинаешь выдавливать из себя эмоции – ты же тоже должен с самого утра подбадривать невесту, какие-то ситуации скрашивать. Это опыт. Я старался увести ненужного человека подальше. Не то, чтобы я тамадил, но эта неискренность… в семейной съемке как-то совсем по-другому.

 

Стахов Юрий: Потому что дети не врут.

Двояковский Илья: Дети не врут, это раз. Во-вторых, нет обязаловки, как таковой. Дело в том, что большая, огромная проблема нашей страны, наших фотографов в частности, в том, что они живут сегодняшним днем. Вот свадьба, если ты свадебный фотограф, как многие фотографы специализированы, а раньше это было даже модно – быть специализированный свадебный фотографом, и я был таковым – это жизнь одним днем. Ведь ты должен постоянно вкладывать усилия, деньги, средства, время в то, чтобы находить новых клиентов, правильно?

 

Стахов Юрий: Да.

Двояковский Илья: То есть, ты обязуешься работать постоянно на поиск новой, новой аудитории. Если же ты семейный фотограф, во-первых, семейная фотография другая. Маме хочется, чтобы запечатлели новорожденного ребенка, встретили из роддома с фотографом. Дальше, через годик он пошел. Дальше начал бегать, осознавать. Я вижу, что семьи с высокими семейными ценностями хотят фотографировать раз в полгода, раз в год. И мне не нужно ничего вкладывать, чтобы они меня снова пригласили. Это можно делать до 20 лет, пока ребенок не вырастет, условно.

 

Стахов Юрий: Кроме этого, у тебя должна быть качественная фотография.

Двояковский Илья: Да, сохранять качество и поздравлять их иногда с праздниками. Вообще, поздравление клиента с праздником, это тот единственный маркетинг, который я делаю. Я их поздравляю, никогда не используя цитаты. Наоборот, вспоминаю о них что-то, о чем мы общались, и пытаюсь поздравить личностно. Если знаю, какая машина, где живут, что-то вокруг них, и вот я их поздравил и просто им напомнил – а вот я же есть. А мама: «О, ребенок, подрос. Алё».

 

Стахов Юрий: Праздники придуманы маркетологами и я тоже много рассказываю об этом на своих тренингах, потому что в эти дни весь маркетинг направлен на то, чтобы люди потребляли товары. Почему бы не сделать так, чтобы они потребляли наши услуги, вместо чего-то ненужного?

Двояковский Илья: Плюс, свадьба это все-таки роскошь. Когда в стране кризис, ты начинаешь думать, на чем сэкономить. Дети – это то, на чем не экономят. Согласись. Поэтому, если я скажу, что на сегодняшний день свадебный фотограф зарабатывает меньше семейного, я знаю, о чем я говорю, то это факт (при правильном подходе и маркетинге).

 

Стахов Юрий: Свадьба – это первый шаг в становлении семьи. Нельзя разделить свадебную фотографию и семейную, потому что в момент свадьбы происходит создание семьи.

Двояковский Илья: Оказывается, можно, но не нужно. Сейчас появилось очень много фотографов снимающих new born, и очень много специализированных. Это неправильно. К тебе уже пришел клиент, ты уже снял ему ребенка, иди дальше. Тебе для этого нужно всего лишь хорошо снять, подружиться, законтактиться и всё.

 

Стахов Юрий: Многие бояться, что ребенка нужно как-то выложить, с ним нужно что-то делать.

Двояковский Илья: Опять-таки, это жизнь одним днем. Я поставил перед собой цель: обрасти постоянными клиентами. На сегодняшний день эта цифра меньше 50, но умножь. Допустим, их 30.

 

Стахов Юрий: А ты ведешь какую-то CRM-систему? Таблицу в Excel?

Двояковский Илья: В Маковском Excel, который постоянно просит обновить.

 

Стахов Юрий: Google Tabs?

Двояковский Илья: Numbers.

 

Стахов Юрий: Отлично. Есть такой примитивный способ, как Гугл таблица. Поэтому, еще раз подтверждаю то, что нужно вести базу клиентов, нужно ее формировать и обрастать новыми клиентами. Спасибо тебе. По поводу того, что ты говоришь «не учитель, а вдохновитель», есть мастер-классы, на которых я вдохновился на покупку 35-пятки. Это всё, что я вынес из мастер-класса за 300 долларов.

Двояковский Илья: Слабый вдохновитель.

Стахов Юрий: Да, а есть люди, которые оказали на тебя определенное влияние, которые что-то заложили в твою голову. И я считаю, что Дан Хечо, ты, Ласло Габани – это люди, которые очень сильно и много своего времени и усилий проинвестировали в образование и формирование фотоиндустрии. Ведь благодаря вам, начало формироваться желание учиться, ходить на мастер-классы, получать новые знания и сделать что-то интересно на рынке фотографии. Вы влияете на этот рынок, вы его формируете.

Двояковский Илья: Всё очень просто. Мастер-класс, как и любое понятие в жизни, можно исказить, желая того или не желая. Для меня мастер-класс – это часть жизни. Давай поговорим о Дане Хечо. Я однажды у него спросил: «Ты даешь мастер-классы. Не страшно ли тебе, что ты возьмешь и расскажешь всё и останешься одним из тех, кто знает дзен?» А он ответил: «Илья, во-первых, долго прятать не получиться. Всегда найдется кто-то, кто придумает это же или лучше. Во-вторых, если не ты, то расскажет другой». Я подумал: «Да». Поэтому, спасибо Дану, что он и этой информацией с нами поделился. Мастер-классы исказили те, кто пришел не потому, что их позвали. У меня не было желания давать мастер-классы. У меня попросили, чтобы их провел. В социальных сетях у меня фотографы спрашивают: «Илья, а как начать давать мастер-классы?» Это то же самое, как если спросить, как начать лечить немых?

 

Стахов Юрий: Как придумать новый айфон.

Двояковский Илья: Как придумать новый айфон, чтобы был не айфон, а майфун. Я знаю многих лекторов, которые откровенно говорят за кулисами: «Я даю это ради денег». Я же даю мастер-классы, никто не будет врать, что деньги имеют также важное значение, но это часть моей жизни, это часть разнообразия. Я занимаюсь фотографией, потому как мне нравится этим заниматься. Мне нравится эта движуха, мне нравится смена обстановки. Я езжу по городам на съемки, потому что это интересно. Я увидел очень много городов, посетил не менее 20 стран, из них минимум в 15-и я фотографировал.

 

Стахов Юрий: Я смотрю твой инстаграм, у Ильи, кстати, очень популярный инстаграм, мы под статьей укажем, можете подписываться, и это реально прикольно. Ты смотришь у Ильи stories и он: «Сегодня утро в Минске. Желтое утро в Минске». Потом: «Сегодня я в Махачкале. Вот такое Махачкалинское море».

 

Двояковский Илья: За последние 3 месяца я посетил 4 или 5 морей. Это было Балтийское море, Японское, Каспийское в Махачкале, Черное – 4 моря. Это интересно. Почему я люблю мастер-классы и при этом никогда не брошу фотографировать? Очень неправильно давать мастер-классы, если ты не действующий фотограф. Ты не в тренде, ты можешь рассказать ничего нового. Очень глупо рассказывать, как вести в инстаграме, если нет своего инстаграма. Дело в том, что любой отдых – это смена деятельности. Мастер-классы немножечко сезонны. Съемка тоже. Согласись, свадебная фотосъемка всегда хорошо продавалась конец апреля – начало июня, август, сентябрь ударно. А где-то, скажем, декабрь, январь – тухло. Тоже самое семейная фотография. Там наоборот. Декабрь, начало января… но есть тухлые месяцы. Тоже самое мастер-классы. Поэтому, если это умело объединить, можно быть круглый год, если ты желаешь, конечно, этого, можно быть занятым по самое не хочу. И глупо говорить, что свадьба это сезон, а что делать зимой. Ты уже снимаешь молодоженов. У них скоро будут дети. У них новогодние фотопроекты, рождественские.

 

Стахов Юрий: У кого ты учился? Есть ли люди, у которых ты учился? Или ты учился в Ютубе, в сети? Есть ли люди, которые на тебя повлияли? Как сформировался Илья Двояковский за 2500 долларов? Было 500 гривен, стало 2500 долларов. Как это произошло? Всем интересно, я уверен. Люди не понимают, как это происходит.

Двояковский Илья: 2500 евро, долларов – это стоимость свадебного пакета. Это не достижение, абсолютно. У меня были покупки максимальных пакетов свыше 7000. Достижение, я считаю, это стоимость работы фотографа в час. В час мои услуги стоят в среднем 800 евро. Вот это интереснее, чем 2500 евро за день. Семейная фотография мне приносит больше. Давай вернемся к Запорожью. Пока я смотрел не выше, а вокруг, я не понимал, куда развиваться. Когда я посмотрел на Днепропетровск, я сделал шажочек, на Донецк – шажочек, Киев – шажочек, вышел за рамки – шажочек. Потом я понял, что вообще нет смысла смотреть не то, чтобы на соседей, а даже на местных лидирующих товарищей.

 

Стахов Юрий: То есть, ты научился сам? Ты к этому ведешь?

Двояковский Илья: Нет, я смотрю на Питера Линдберга, Анни Лейбовец, Стива МакКарри, Дэвида Лашапель. Я на них смотрю каждый день. Я на них подписан, на некоторых, на Стива МакКарри, как минимум. Я смотрю на тех, кто формирует фотографию не в Украине или Казахстане, а они и есть фотографии. Я не размениваюсь на фотографов, которые чуть выше меня. Зачем терять время? Я не вру, что я достиг какого-то уровня, но когда ты смотришь на что-то великое, и если ты из великого сможешь хоть немножко, хоть чуть-чуть взять – это будет больше, чем ты просто обгонишь соседа. Поэтому не теряйте время. Ни в коем случаем не нужно тратить время конкуренцию. Конкуренция – это когда тебе немножко не хватает заказов, и ты переживаешь и думаешь, что конкурент больше снимает, и как он это делаешь. Если ты ставишь перед собой другие задачи, ты идешь вперед, и когда тебе хватает заказов, ты не задумываешься о конкуренции, она исчезает, на каком-то уровне конкуренции нет. Возьмем Audi, BMW, Mercedes – условная конкуренция есть, но по факту ее нет. У Volkswagen с Audi 15 миллиардов ушло на то, чтобы покрыть расходы по дизельгейт. У них были конкуренты, но они не закрылись. У них была проблема, они отбашляли 15 миллиардов валюты и продолжают работать, вкладывать. А если бы не было дизельгейта? Какие конкуренты? Они успешны и всем классно.

 

Стахов Юрий: Если взять на примере машин, я думаю, вопрос в том, что каждый из них четко понимает, какая у них целевая аудитория. Ведь фотографы не всегда это понимают.

Двояковский Илья: Это большая проблема. Еще фотографы живут одним днем, не все конечно, мы не будем всех обижать, но в основном. Я в этом году около месяца прожил в Германии. Когда ты живешь, то понимаешь чуть лучше, чем пробежками. Приехал: «А!!!» и уехал. И я понял, что у них классно. Я жил в районе Штутгарта и это родина Audi. Я думал, что там все на Audi, нет, там никто не ездит на Audi. На Audi у них ездят турки, и кстати, русские. Насчет Mercedes. Для нас это что-то такое, в том числе молодежное. У них нет. У немцев, по крайней мере, в районе Штутгарта, есть шутка, что если ты видишь Mercedes, то там сидит престарелый человек, при жизненном опыте. Он может быть модный, у них в 50 лет люди выглядят не так, как у нас в 50 лет внешне. Десятки раз за месяц я видел модные Кабриолеты, модные классные Mercedes с дедушками и рядом с бабушками. У нас, если Кабриолет, то рядом чико. Но смысл в том, а на чем ездят немцы? Ездят на BMW.

 

Стахов Юрий: А еще яркий бренд с четким посылом – это Миникупер.

Двояковский Илья: Миникупер у них есть. Фантастика. Очень удобно парковаться.

 

Стахов Юрий: Насколько четкий фокус, кто наша целевая аудитория! Хочешь оригинальности? Раскрась свою машину полосками, сделай ее просто другого цвета, шашечки нарисуй, что хочешь делай. Ни в одном производителе такого нет. Они красавчики. Давай делиться дальше. У меня есть интересный вопрос, потому что я тоже слежу за тобой и вижу, как меняется твоя фотография.

Двояковский Илья: Это страшно звучит: «Слежу за тобой!»

 

Стахов Юрий: Да. Меняется твоя фотография, и если выбирать между постановкой и репортажем, что у тебя сейчас преобладает?

Двояковский Илья: Это вчерашний день. Постановка и репортаж – это вчерашний день. Во-первых, постановка умерла. Сейчас никому неприятно, если к тебе подойдут на съемке и будут поправлять, как раньше. Мы раньше так делали: «Голову немного выше, немного ниже…» Это бред. Я не хочу, чтобы ко мне подходил кто-то и меня трогал. Репортаж на фиг никому не нужен сейчас. Покажите мне человека с украинским паспортом или российским, который очень дорого снимает репортаж. Очень дорого. Покажите.

 

Стахов Юрий: Это делает Франтова.

Двояковский Илья: Нет, это недорого. Франтова снимает за 100 000 рублей, по-моему, или 150 000. Это недешево. Это выше среднего. Но это и не дорого. Это очень недорого. Ее нельзя причислить к очень дорогим фотографам. Это классно, но мы не говорим о репортаже. Репортаж – это же правда. Качественный репортаж – это правда. А скажи, всем ли нужна правда?

 

Стахов Юрий: Определенной целевой аудитории не нужна.

Двояковский Илья: Да. Есть клиенты, например, некоторые дамы, которые не хотят, чтобы их даже мужья видели без макияжа. Они просыпаются рано утром, красятся и потом муж уже видит совсем другую картинку. Я о том, что репортаж – это круто, но круче то, как человек себя чувствует во время съемки, чтобы ты ни делал. Вот, например, Сергей Иванов. Мне кажется, что он настолько харизматичен, что он может делать постановку, сразу снимать в рамках поставновки, а тебе комфортно. То есть, если ты можешь комфортно ставить для аудитории – ставь. Если Франтова умеет комфортно кружить в репортаже и людям комфортно – путь кружит. Мне люди пишут: «Илья, спасибо огромное! Мы на съемке чувствовали себя как будто просто на прогулке с семьей». Для этого я затарился телевиками. Я стараюсь и делаю так, как мне было бы комфортно. Мне не комфортно, если меня слишком близко снимают. Соответственно, я стараюсь не нарушать пространство ребенка, папы, мама к этому легче относится. Папа вообще очень бдят свое пространство. Я делаю все возможное, и если нужно что-то порекомендовать, я порекомендую. Называйте это как хотите: режиссура, или постановочная режиссура, или что угодно, но я не ставлю и не снимаю репортаж. Я делаю так, чтобы всем было комфортно. Люди сейчас готовы платить за комфорт. Во всем.

 

Стахов Юрий: И на все находится своя целевая аудитория. Если ты всем четко и сфокусировано говоришь, что твоя аудитория это даже постановка, к тебе придут люди, которые любят постановку. Если ты говоришь, что твоя аудитория репортаж, к тебе придут люди, которые любят репортаж.

Двояковский Илья: Другое дело, если аудитория любит постановку, то это скорей всего люди очень неуверенные в себе, без опыта съемки.

 

Стахов Юрий: Мне кажется, что это больше состоятельные люди и им очень сложно проявлять эмоции.

Двояковский Илья: Ты считаешь, что состоятельные люди очень серьезные?

 

 

Стахов Юрий: Нет. Я думаю так о состоятельных людях в России.

Двояковский Илья: Ты пересмотрел репортаж с Рады и Думы, мне кажется.

 

Стахов Юрий: С Рады и Думы? Возможно. Но есть, на мой взгляд, большое количество политиков, состоятельных людей, которые привыкли быть в одной социальной роли на работе, в политике и им очень сложно расслабиться. Нужен очень большой опыт фотографу, как психологу, чтобы найти ключик к ним.

Двояковский Илья: Но это же не постановка. Я же об этом и говорю, что зависит о того, что ты умеешь делать. Если, допустим, Сергей Саараханов говорит: «До съемки я общаюсь. Я снимаю в процессе общения». Кто еще? Петр Карасев говорит: «Я могу выпить со снимаемым человеком». Какая разница, что ты делаешь? Главное, чтобы человеку было комфортно. Вот и всё.

 

Стахов Юрий: Еще подскажи, серия кадров или один кадр?

Двояковский Илья: Серия.

 

Стахов Юрий: Ты долгое время выкладывал по одной фотографии.

Двояковский Илья: Я до сих пор выкладываю по одной фотографии. Мы ценим женщину, когда она является загадкой, правильно? Согласись. Если женщина полностью раскрывается, пропадает, немножечко, уровень интереса. То же самое, мне кажется, что фотограф, не то, чтобы фотограф женщина, но фотограф не должен быть полностью открытым. Это же творческий человек. Немножко какая-то вуаль недосказанности до определенного момента. То есть, не нужно бухать с каждым клиентом, условно говоря. Мое мнение. Я кстати, до сих пор, со многими клиентами «выкаю». Мы шутим, обнимаемся, но «выкаем». Мы дружим, даже выпивали пару раз, но мы «выкаем». Я стараюсь… напомни вопрос.

 

Стахов Юрий: Серия кадров.

Двояковский Илья: Серия, конечно же, вызывает послевкусие. Но если потенциальный клиент спрашивает у меня: «Здравствуйте. Сколько стоит фотосессия?» Я называю ему цену выше, чем снимает большое количество фотографов. У него весы. У клиента весы. Он думает: «Стоит или не стоит». Что бы ты сделал, чтобы он сказал: «Я готов»? Я высылаю ему серию, слайд-шоу. Я высылаю ему, если нужно, книжку. Желательно, выслать 2 слайд-шоу под хорошую музыку. Сейчас модно слать magic movie.

 

Стахов Юрий: Усилить у него ощущения.

Двояковский Илья: Конечно. Ему понравились фотографии. Он спрашивает, сколько стоит, и у него весы. Мы добиваем. При этом, я считаю, что не нужно выкладывать в свободный доступ весь максимум, который ты можешь дать. Вдруг у клиента плохой телефон. Вдруг у клиента плохое настроение. Ему нужно в нужный момент дать что-то посмотреть и увидеть, а если он неправильно смотрел, не в том порядке, я лучше проведу презентацию, чем он просто сам познакомится с моими работами. Поэтому, конечно же, однозначно – серия. Может быть, не та серия, о которой многие говорят. Ходят слухи, что хорошая серия – это от 40-а фотографий, называют цифру 100. Какая разница сколько фотографий, лишь бы клиент получил удовольствие и послевкусие, заплакал от радости и счастья, улыбнулся. Если ты умеешь пятью фотографиями вызвать эмоцию – молодец.

 

Стахов Юрий: Твой совет – это должна быть загадка?

Двояковский Илья: Хоть какая-то. Приведу просто пример. Если ты хочешь купить классную машину Renault, ты заходишь на сайт и четко знаешь, сколько она стоит. Если ты хочешь купить классную машину Porsche, ты не узнаешь, сколько она стоит, пока не придешь в салон. А теперь, давай обсудим, что такое Renault и что такое Porsche. При всем уважении к Renault, это классная штука. Renault недавно купили Mitsubishi, но владеют Nissan, а Nissan владеет Infiniti, но Porsche остается Porsche. Renault – это товар широкого потребления, качественный, но широкого потребления. Если ваша задача быть в данных рамках, пожалуйста. Я работаю с клиентами, скажем так… я Porsche.

 

Стахов Юрий: Это хороший заголовок для нашей статьи. Как ты относишься к пленочной фотографии?

Двояковский Илья: Прекрасно.

 

Стахов Юрий: Ты фотографируешь на пленку? Тебе нравится? Ты делаешь из этого какой-то культ? Ко мне приходит много разных фотографов, и я всем задаю этот вопрос. Я не всегда понимаю, на фига она нужна в современном цифровом мире. Это как проводной телефон, который ты прикладываешь к уху, набираешь, и ждешь соединения.

Двояковский Илья: Лучше сравни это с кассетой для магнитофона, которую можно перекручивать ручкой. Пленка – это часть моей жизни. Я рос и смотрел фотографии своих папы, мамы, дедушек… У меня дедушка умер и я мог посмотреть на его фотографию, а она пленочная, черно-белая. Остались даже какие-то пленки и их можно заново распечатать. Я думаю, пока я буду жив, мое поколение, поколение чуть постарше и даже чуть помладше – пленка будет жить. Другой вопрос, что значит пленка не для меня, а для того человека, которому сейчас 16. Вот спроси у него? Что для него значит пленка? Он о ней что-то слышал по-любому, но давай сравним, что для него пленка и айпад. Планшет или пленка? Вот для меня важно держать. Я до сих пор читаю книжки.

 

Стахов Юрий: Джобс создал целое поколение людей, которые не читали книги, которые ничего кроме айфона не держали. Они не знают, что такое пленка, книга. Они не знают этого. И вот интересно, сколько это просуществует. Из этого ж делается культ, fine art фотография, целое направление, можно 2 часа об этом говорить.

Двояковский Илья: Я установил недавно Гугл клавиатуру. Пленка будет жить и будет культовой, еще раз повторюсь, пока живет поколение мое, чуть старше и чуть младше. Молодежь, уверен, пленкой интересоваться не будет или будет на том уровне, на котором наше с тобой поколение интересуется музыкой на виниловых дисках. Оно интересуется, но это единицы. И эта музыка живет, но скорей в виде исключения. Вот смотри, компания Кодак, она же обанкротилась. Она перешла в другое подразделение. Это о чем говорит?

 

Стахов Юрий: О смене тренда.

Двояковский Илья: Это говорит о том, что у них были какие-то проблемы. Если пленка – это так все круто, она бы не обанкротилась, правильно? То есть, пленка никуда не денется, и она будет оставаться чем-то уникальным, вкусным и интересным, но с каждым днем круг будет сужаться. Поэтому, если мы говорим о развитии бизнеса, я думаю, что идти в пленку – это не самое лучшее решение. Может быть хорошее, но не самое лучшее.

 

Стахов Юрий: Скажи еще по поводу печати. Ты премиум-фотограф. Ты работаешь в премиум-сегменте. Ты Porsche на рынке фотографии.

Двояковский Илья: Условно.

 

Стахов Юрий: Печатаешь ли ты фотографии, отдаешь ли фотокниги и можешь ли ты без этого дорого продать свою фотографию?

Двояковский Илья: Конечно. Фотокниги – это уже не модно, можно так говорить?

 

Стахов Юрий: Конечно, ты можешь говорить свое мнение.

Двояковский Илья: Это не мое мнение. Фотокниги не в моде. Сейчас в моде приложение на айфон, слайд-муви, мэджик-муви, муви, слайд-шоу, и муви-слайд-шоу – всё, что связано с форматом Instagram.

 

Стахов Юрий: У тебя дорогущая камера, объективы. Как ты можешь продемонстрировать это на айфоне? Никак, кроме цвета.

Двояковский Илья: Да ладно.

 

Стахов Юрий: Ну а как показать качество?

Двояковский Илья: В Instagram можно увеличить.

 

Стахов Юрий: Но Instagram убивает фотографию в целом вообще. Фотография идет размером с экран телефона, как ты ее можешь продать за 800 евро?

Двояковский Илья: Было время, когда книжка была обязательным атрибутом моей съемки. Было время, когда я то, что ты сейчас говоришь, уже говорил. Мы говорили: «Как? Вы же не сможете подержать. Это же семейная реликвия. Это же ценность. Это же можно показать детям». Это всё бред. Это навязанное мнение. Пока люди дома время проводили, дома питались, сейчас люди потихоньку начинают пользоваться бизнес-ланчами, то есть, меняется жизнь. Дома люди даже в гости не ходят друг ко другу. Соответственно, вот у тебя фотокнига. Какой ее жизненный цикл? Что она увидит? Ты думаешь, что 16-летняя девушка покладет ее в сумочку и пойдет показывать одногруппникам? Что это? Это как копчик. Эта книга будет жить, пока живы мы с тобой.

 

Стахов Юрий: Копчик)))).

Двояковский Илья: Она будет жить, но у нее нет будущего. Нет, не так сказал. Она живет, но у нее нет будущего. Фотокнигами, мне кажется еще 22-летние пользуются.

 

Стахов Юрий: Как тебе фото на холсте?

Двояковский Илья: Как атрибут, если у тебя большой дом, я с удовольствием повесил бы.

 

Стахов Юрий: Сейчас тренд не просто печать фотографий на холсте, а дорисовка гелем, лаком, краской.

Двояковский Илья: Ты неправильно задаешь вопрос. Мне кажется, что ты хотел спросить: правильно ли отдавать только фоточки? Неправильно.

 

Стахов Юрий: Нет, я хотел узнать твое мнение насчет того, можно ли продавать премиум-фотографию без фотокниг, без картин на холсте, без ощущения качества фотографии. Если можно, расскажи как, потому что я не понимаю.

Двояковский Илья: Объясняю. Однажды я снимаю свадьбу и говорю сестре невесты: «Почему вас нет в Контакте?» Я ее сфотографировал и говорю: «Хочу передать фотографии». Она говорит: «Илья, понимаешь, у меня заводик в Чехии и мне нужно 5 дней в неделю туда летать, посмотреть, как все работает. Это не сложно, недалеко. А потом мне нужно проконтролировать ребенка, потому что он оставлен на нянь. Мне нужно вернуться мужа накормить и т.д. Мне некогда». Я понял, что не всё знаю о жизни всех людей. Посмотри, статистика Instagram – почти все посещения с мобильных устройств, то есть, с телефонов, планшетов. Статистика фейсбука, насколько я помню цифры, больше 80% посещения с мобильных устройств. Дальше, Контакт, по-моему, больше 70%. Я не помню цифр, но примерно такой же порядок. Суммируем, делим на 3 и получаем сумасшедшую цифру. То есть, если ты даришь книгу – это то же самое, что ты спел. Им понравилось, они посмотрели, оценили, положили ее и всё, она пылиться. Тебе интересно листать огромные книги? Один раз да. Даже два раза. Мне тоже интересно. Но, у меня была ситуация. Я отдаю книгу, ее берет маленький ребенок и пытается, как на экране, увеличить фотографию. Естественно, ничего не происходит, он ее бросает и книга ломается. И ему это обидно.

 

Стахов Юрий: А как мы будем смотреть фотографии Лимберга, Лейбовиц? В Instagram?

Двояковский Илья: У МакКарри 2,2 миллиона подписчиков, ему 67 лет. Магнум, 2,2 миллиона за год.

 

Стахов Юрий: Только зарегистрировался, да?

Двояковский Илья: Я думаю, что он обгонит многих.

 

Стахов Юрий: По поводу мастер-классов хочу поговорить. Мы приглашаем фотографов, которые уже что-то преподают, которые интересны другим фотографам, которые являются вдохновителями, учителями. Для тебя, хороший фотограф, который хорошо снимает, вдохновляет равен талантливому учителю, который может передать что-то, научить, смотивировать человека обучаться, приколоть его на фотографию, приколоть его зарабатывать на фотографии? Либо это знак неравенства? Потому что я считаю, что не все талантливые фотографы могут быть хорошими учителями. Иногда человек приходит и так рассказывает, что ты понимаешь, что в этом 12 лет его опыта, но ты не можешь повторить, потому что это как 220 пусть на 60-Ваттную лампочку. Она просто взрывается. Ничего не происходит. Она не горит ярче.

Двояковский Илья: Ты сказал, фотограф, который интересный фотографам. У меня был участник – владелец турфирмы. Он говорит: «Я хочу вести Instagram. На каждый тур, который мы предлагаем, я еду промо, посмотреть, прочувствовать, чтобы понимать, что я продаю, и если я лечу, я хочу пофоткать и выложить. Я посмотрел ваши фотографии в Instagram, они крутые и я хочу также». Он не фотограф. Он не снял и не снимет ни одной коммерческой фотосессии. Ему не нужно, он занимается бизнесом. У меня часто бывают визажисты. Они говорят: «Мы хотим понимать, что фотографы о нас думают. Как и чем живут фотографы?» Хотя, сейчас еще чаще стали приходить визажисты, так как современная версия моего мастер-класса посвящена цвету, а для них это максимум полезно. Я знаю о цвете чуточку больше, чем многие преподаватели в их деле, много лет этим увлекаюсь. Так вот, мне кажется, что преподавать могут все, но рынок сам расставляет акценты. Есть люди, которые попробовали и второй раз к ним не приходят. Второй раз не приходят, не потому, что не поняли с первого раза. За мою жизнь фотографической деятельности, я уже 5-й раз меняю программу.

 

Стахов Юрий: Это мой следующий вопрос. К тебе ходят и ходят люди, много одних и тех же студентов.

Двояковский Илья: Нет, не одних и тех же, не студенты, а участники. Я на каждом мастер-классе прошу поднять руки тех, с кем мы уже знакомы. Люди регулярно поднимают руки, и я спрашиваю: «Какой год?» Они отвечают, что 2 года назад, 3 года назад. Я гарантирую, что новая программа абсолютно не противоречит предыдущей, но она более современная, более глубокая, более трендовая. Поэтому, по поводу преподавания, давай вспомним университет. Мы любили предметы, где преподавали хорошо и интересно, чаще всего это какие-то практики. Я помню мой Запорожский национальный университет, я обожал историю. Я не то, что обожал, я не пропустил ни одного занятия. Кстати, получил хорошую оценку, максимальную. Дело в том, что у нас вел историю директор Запорожского краеведческого музея. Ты представляешь, сколько он всего знал о каждом экспонате, который лежит у него в музее? Он лично руководил, помнишь, по СМИ даже часто говорили, он казацкий корабль доставал из реки Днепр. Он руководил и не только этой экспедицией. Его было очень интересно слушать. Пару раз к нам приходил с открытым уроком Евгений Черняк. Может и больше. Водка «Хортица». Человек, когда говорил о деньгах, у него состояние около 250 миллионов валюты, то это по-другому звучало, чем, если бы это говорил старый учитель в пенсне.

 

Стахов Юрий: Это как люди в 60 лет учат в институте маркетингу. Я понимаю, о чем ты.

Двояковский Илья: Я, кстати, на мастер-классах, перестал читать маркетинг.

 

Стахов Юрий: Это моя тема, зачем тебе читать.

Двояковский Илья: Да, я перестал читать маркетинг потому, что всего его стали читать. Пусть маркетинг читают все, а я, по образованию маркетолог, не буду читать маркетинг, потому что рынок вот так распределился. Когда все читают, я не буду этого делать. Я вообще всегда делаю то, чего не делают все. Если все пересаживаются на Sony, я пересаживаюсь на что-то другое. Почему на Sony? Потому что он типа компактный. А я наоборот. Если все пересаживаются на Камри, я наоборот. Камри, потому что это модно. А у меня была Тиана.

 

Стахов Юрий: А что ты думаешь по поводу Tesla?

Двояковский Илья: Tesla … Я в год, бывало такое, мог наездить 60 тысяч километров. Tesla – это не моя история.

 

Стахов Юрий: А если они усовершенствуются? Будет много зарядок, ты будешь подъезжать, поменялись аккумуляторы и ты поехал.

Двояковский Илья: Пусть сначала дороги сделают.

 

Стахов Юрий: Не в этой стране.

Двояковский Илья: Пока не в этой стране.

 

Стахов Юрий: В Америке у них очереди.

Двояковский Илья: Ты знаешь, Tesla, то Tesla, но Renault купил Mitsubishi.

 

Стахов Юрий: Подожди, но ему никто не верил. Появился автопроизводитель, который составил всем конкуренцию из ничего.

Двояковский Илья: Да, новый Стив Джобс. Согласен.

 

Стахов Юрий: Я уверен, что тебе на мастер-классах задают одни и те же вопросы.

Двояковский Илья: Нет, я бы застрелился. Я бы завязал. Каждая ситуация меняется. Когда я перешел из свадебной фотосъемки в семейную, я конечно, на мастер-классах говорил немного о свадебной фотографии, но в тех рамках, в которых я знаю, так как я еще немножко снимаю свадьбы. Но даже это изменение очень сильно поменяло публику. Когда появилось много фотографов new born, у них свои вопросы. Очень интересно ответить и про new born и про семейную фотосъемку. Многие фотографы new born обращались ко мне с вопросами по обработке. Это и Саша Игнатова. Я не совру, если скажу, что она не один раз благодарила меня за то, что показал, как обрабатывать. Очень многие фотографы new born довольны. Это и семейные фотографы, и свадебные и т.д., потому что колористика, или обработка, или цветокоррекция, как наука, не касается какого-то определенного стиля. Есть фотографы, которые работают в определенном стиле, и они могут научить работать в этом стиле. А наука колористика масштабна. Можешь сделать бледный и яркий, контрастный и неконтрастный, синий и теплый.

 

Стахов Юрий: Всем фотографам интересно, как обрабатывать. Это, наверное, самый частый вопрос. Как ты считаешь, насколько клиенты в этом разбираются? Насколько это важно? Важнее обработанные кадры или эмоция? Важнее красивая девушка на фотографии или супер обработанная? Все равно, девушка смотрит на себя сразу, она красивая, а потом смотрит на цвет. Насколько это важно для клиентов? Потому что создан огромный шар, который фотографы одевают себе на голову и думают: «Я плохо обрабатываю, значит, не могу стоить дорого. У меня плохая камера, значит, я не могу стоить дорого». Но ведь это же неправда.

Двояковский Илья: Давай вернемся к позиционированию. Я думаю, всё дело в нём. Если у фотографа в портфолио каламбур, у него проблемы. Каждый день новая. Один клиент говорит, а почему мало, другой – а почему много? Есть фотографы, у которых четкое позиционирование: много ретуши, и к ним идут за большим количеством ретуши. По поводу обработки, знаешь, Ноздрина Александра?

 

Стахов Юрий: Да. Он приезжал к нам и давал интервью.

Двояковский Илья: Когда-то он был очень дорогим фотографом. Сейчас я не знаю, давно не общался с ним. И однажды у него спросили: «Уверены ли вы, что тот огромный объем работы, который вы делаете, видит клиент?» Я не помню, как точно он ответил, но смысл был примерно вот в чем, он сказал: «Я уверен, что многие этого не видят, но зачем мне ориентироваться на многих?» Ты же понимаешь, что мы чувствуем? Мы чувствуем музыку хорошая она или нет, искренняя или не искренняя. Обработка – это посыл. Это способ общения. Способ общения со зрителем. Например, ты сделал что-то такое, что усиливает цветокоррекцию. Давай прочитаем Леонардо да Винчи: «И красное покажется более огненным, на более желтом фоне. А также, все цвета, окруженные своими прямыми противоположностями. Из цветов равной белизны, тот покажется более светлым, который будет на более темном фоне, а черный покажется более мрачным, более строгим на фоне большей белизны». То есть, при помощи обработки можно усилить подачу, это как соус.

 

Стахов Юрий: Какой это год?

Двояковский Илья: 1500-какой-то.

 

Стахов Юрий: Круто. Что происходит со свадебной фотосъемкой в СНГ? Ты преподаешь не только в Украине. Очень много ездишь по России. Куда сейчас катится тренд фотографии? Что дальше делать фотографам? Куда идти? На чем зарабатывать? На каких направлениям фотографии? Потому что моя глобальная цель в PhotoStudy, возможно, ты ее не знаешь или считаешь, что она другая, но я очень хочу, чтобы фотографы перестали снимать по 300 грн.

Двояковский Илья: А есть такие?

 

Стахов Юрий: Да, их очень много, их большинство. Ты просто преподаешь другим людям.

Двояковский Илья: То есть, те, кто ходят на мастер-классы, снимают дороже, чем по 300 грн.?

 

Стахов Юрий: Да, они же где-то взяли эти деньги. Очень много людей, которые снимают за копейки, и я хочу, чтобы это изменилось. Мы рассказываем много маркетинга, мы очень много переизлучаем маркетинга, учим зарабатывать на фотографии. Ты учишь цветокоррекции и фокусу на других вещах. Мы учим маркетингу и заработку, и я вижу в этом свою задачу, чтобы помочь людям, если они мечтают о фотографии, то зарабатывать на ней. Я не верю в концепцию голодного художника. Поэтому, мне интересно узнать твое мнение, куда вообще катится фотография? Что делать фотографам, которые приходят сейчас на рынок? Что им снимать, куда смотреть?

Двояковский Илья: Очень много вопросов. Можно целый час об этом говорить.

 

Стахов Юрий: Попробуй в одном предложении ответить.

Двояковский Илья: Я так не умею.

 

Стахов Юрий: Я заметил))).

Двояковский Илья: С одной стороны, я с тобой немножко не согласен, потому что в фотографию мы шли не за деньгами.

 

Стахов Юрий: Я не это имел ввиду. Вот ты мечтаешь быть фотографом.

Двояковский Илья: Я мечтаю о гармонии.

Стахов Юрий: Представим, ты Иван, и гипотетически мечтаешь стать фотографом.

Двояковский Илья: Зачем?

 

Стахов Юрий: Ты хочешь внести красоту в этот мир.

Двояковский Илья: Нет.

 

Стахов Юрий: Но чтобы купить объектив, тебе нужны деньги. А ты думаешь: «Меня никто не заказывает», и ты из фотографа превращаешься в программиста.

Двояковский Илья: Ну, это понятно.

 

Стахов Юрий: Я об этом. Есть люди, которые мечтают быть фотографами, но их мечта разбивается о несуществующее образование. Ты идешь в университет, и тебе 2 года рассказывают о дегелятивах или абскурах.

Двояковский Илья: Нужно ходить на Photostudy, это я уже понял.

 

Стахов Юрий: Я о том, что знаний, по сути, нет. Нужно ходить к тебе, к нам, к любым людям.

Двояковский Илья: Хорошо, а кто преподает в университете фотографии?

 

Стахов Юрий: Те, кто не фотографируют.

Двояковский Илья: Да, в основном. Ты знаешь хотя бы одного профессора по свадебной фотографии?

 

Стахов Юрий: Нет.

Двояковский Илья: А по семейной?

 

Стахов Юрий: Поэтому я переживаю за это.

Двояковский Илья: Есть профессор по кинематографу, по еще каким-то композиционным вещам, но нет профессора по свадебной фотографии.

 

Стахов Юрий: Может быть ты?

Двояковский Илья: Я могу стать заслуженным деятелем искусств. Мне прислали ссылку, что по годам я подхожу.

 

Стахов Юрий: Может, мы сделаем университет?

Двояковский Илья: Чтобы сделать университет, нужны профессора. Нужно стать доктором наук.

 

Стахов Юрий: А если мы сделаем не государственный университет.

Двояковский Илья: Нет, можно. Я буду доктором наук, допустим, по кинематографии – и сделаем.

 

Стахов Юрий: Когда ты планируешь?

Двояковский Илья: Если нужно, то это несложно. У меня много идей.

 

Стахов Юрий: Куда катится наша фотография?

Двояковский Илья: В очень плохое место она катится.

 

Стахов Юрий: А что делать?

Двояковский Илья: Смотри, сколько всего плохого вокруг нашей фотографии происходит. Во-первых, валюта подорожала, и повысился вход в нормальную технику. Во-вторых, целая куча фотографов – это всегда было. В третьих, помимо фотографов, появилась целая куча классных фотографов. Ты согласен, что мы сейчас не говорит о рынке, но уровень качества фотографии все-таки растёт.

 

Стахов Юрий: Это благодаря вам.

Двояковский Илья: Количество денег мало растет, а качество опережает количество.

 

Стахов Юрий: Конечно, клиент не видит разницу между фотографом за 2000 евро и за 700 евро.

Двояковский Илья: Не прям уж так.

 

Стахов Юрий: Хорошо, 1500 евро и 700 евро. Клиент не видит, потому что я показываю 2 фотографии, и человек говорит, что обе норм.

Двояковский Илья: Проблема в том, что у многих начинающих фотографов нет понимая, у кого спросить.

 

 

Стахов Юрий: Так мы сейчас упремся в то, что я сказал, что нет университетов.

Двояковский Илья: То есть, я должен быть ответить, что давай сделаем университет?

 

Стахов Юрий: Меня очень интересует, что делать фотографам, которые сейчас начинают снимать? Куда катится фотография, куда катятся деньги на фотографию, на чем можно зарабатывать, что вообще происходит со свадебной и семейной фотосъемкой в СНГ?

Двояковский Илья: Фотографу нужно четко понимать, чего он хочет. Если фотограф хочет денег, ему нужно уходить куда-то в денежное. То есть, глупо говорить, что я такой классный, снимаю на пленку и у меня мало заказов потому что, снимая на пленку, у тебя будет мало заказов. Ты продаешь штучный товар. Если ты снимаешь репортаж, ты в тренде. Сейчас все снимают репортаж. Как ты будешь выделяться? С какого ракурса и как низко ты должен заглянуть, чтобы реально выделиться? Согласись, если ты хочешь заработать, не нужно идти в репортаж. Не иди туда, где все. Знаешь, почему я колорист? А) мне это интересно; Б) колористов мало.

 

Стахов Юрий: Я их не знаю больше.

Двояковский Илья: Нет, их очень много. В свадебной фотосъемке – Игорь Булгак, в семейной – Нидялкова, Киль, их много, но их меньшинство. Нас сотни, а фотографов десятки тысяч. Если колористов будет много, я уйду из колористики. Я обещаю тебе.

 

Стахов Юрий: Какой у тебя следующий шаг? Куда ты уйдешь?

Двояковский Илья: В отпуск.

 

Стахов Юрий: Какой у тебя следующий шаг в бизнесе?

Двояковский Илья: Мой следующий шаг в бизнесе – это 4-месячный отпуск.

 

Стахов Юрий: Ты устал?

Двояковский Илья: Нет. Я считаю, что жизнь должна проходить в гармонии. Нельзя преподавать круглосуточно и снимать. Ты должен что-то давать людям, поэтому я ухожу в отпуск на 4 месяца, буду заряжаться, буду внимать, смотреть кино.

 

Стахов Юрий: Ты едешь куда-то зимовать?

Двояковский Илья: Я и еду и возвращаюсь, и еще раз еду и возвращаюсь.

 

Стахов Юрий: Сейчас очень популярный тренд, типа: Бали, 4 месяца.

Двояковский Илья: Я объясню. Это популярно у тех, кто кроме Киева далеко не уезжает. Конечно, если ты сидишь в Киеве, тебе хочется Бали. Я настолько много езжу и становлюсь платиновым клиентом некоторых авиакомпаний, что для меня часто отдых ассоциируется с тем, чтобы просто выйти на балкон.

 

Стахов Юрий: Что ты делал тогда перед тем, как вышел на балкон?

Двояковский Илья: У меня с балкона красивый вид. Просто побыть дома. У многих отпуск – это выехать, сменить обстановку, отвлечься, поиграть в волейбол на пляже. У меня отпуск во многом заключается наоборот – обнять маму, посидеть с ней, послушать ее переживания, поэтому, зимовать на Бали я не буду. Я туда съезжу посмотреть и вернусь. Очень часто ходят учиться не к тем. К примеру, пришел на мастер-класс по репортажной фотографии, и участник спрашивает, как заработать. Откуда репортажный фотограф знает, как заработать? Еще раз, возвращаемся к вопросу, назови мне человека с украинским паспортом, который снимает репортаж за сумасшедшие гонорары?

 

Стахов Юрий: Мне кажется, есть 3 этапа развития фотографа. И те, кто находятся на первом этапе, спрашивают у тех, кто на втором, как заработать. А ты сейчас находишься на третьем этапе. Ты смотришь гораздо глубже, дальше.

Двояковский Илья: Если ты хочешь заработать, ты должен пойти на мастер-класс по маркетингу. Если ты хочешь по позиционироваться, иди на мастер-класс по позиционированию. Откуда репортажный фотограф знает, как позиционироваться? Он, конечно, ответит на вопрос, он чему-то научит, но по факту, рынок там и находится, чему научили репортажные фотографы, там и находится.

 

Стахов Юрий: То есть, проблема идет оттуда, что все, кому не лень начали делать мастер-классы?

Двояковский Илья: Я преподаю колористику, потому что я в этом пытался разобраться и в какой-то мере разобрался. Я не буду рассказывать на мастер-классе, как делать черно-белую фотографию, даже если все попросят. Я не шарю, как сделать ее классной, понимаешь? А вот на многих мастер-классах, отвечая на вопросы, вам всё расскажут. Расскажут так, что мы придем примерно к тому, к чему мы пришли. Нельзя сказать, что рынок перенасытился. Рынок всегда был перенасыщен. Вспоминай, с какого года мы встречали в социальных сетях статусы, что пора строить заводы по сжиганию фотографов? Очень давно, правда?

 

Стахов Юрий: Я начинал в 2010 году и мне все говорили: «Юра, очень большая конкуренция, куда ты лезешь?»

Двояковский Илья: Вот. С того времени многое поменялось в хорошем смысле. Клиент стал образованней. Условно говоря, есть население. Раньше 5% интересовалось фотографией, и фотографов было 50 000, или, допустим, 10 000. Сейчас фотографией интересуется 30% и фотографов стало 100 000. То есть, проблема не в том, что много фотографов и мало клиентов, а проблема в том, что мы запутались все. Мы действительно, не туда ходим, не тому учимся, не ставим перед собой правильные задачи. У меня часто фотографы спрашивают: «Как ускорить обработку?» Я спрашиваю: «Что именно в обработке больше всего отнимает у вас времени?» И он начинает говорить не то. Я начинаю наводящие вопросы задавать: «Компьютер мощный?» Отвечает: «Нет, слабенький». Это первый шаг. Чтобы ускорить обработку, нужно не пожалеть денег на мощный компьютер. Мощный компьютер – это уверенность в себе, это отсутствие нервотрепки, зависаний, перевисаний. Если у тебя постоянно вылетает что-то, купи уже этот платный фотошоп, лайтрум, камераром, что ты там возьмешь. Возьми и купи – это стоит недорого. Далее, мне говорят, что много времени уходит на ретушь. Но зачем ты снимаешь крупные планы? В боковом свете, на 135. Если тебе не нравится ретушь, построй свое портфолио таким образом, чтобы там было мало крупных объектов. Значит, к тебе придет клиент, который не охотится за крупными портретами, он будет доволен, и даже, если ему понадобится один крупный портрет, согласись, один это не сорок. Если же ты любишь ретачить, построй портфолио из крупных портретов. Нужно четко понимать, что ты делаешь, для кого, зачем, когда и почему. Если ты просто хаотично как рыба хватаешь пузырьки, и непонятно куда плывешь, ты никуда и не приплывешь, будешь плавать с косяком.

 

Стахов Юрий: Мой следующий вопрос был, чтобы ты дал какой-то совет фотографам, но ты уже дал исчерпывающую рекомендацию фотографам как найти себя.

Двояковский Илья: Иногда меня спрашивают: «Илья, а как понять, чего я хочу?» Во-первых, ищи гармонию. Во-вторых, доверься зрителю. Если зритель часто говорит тебе: «Какие классные эмоции!», так может, у тебя получается классно снимать эмоции? Если зритель говорит: «Как классно по цвету!», так может быть колористика? У кого-то спроси. Не спрашивай у друзей, друзья не понимают. Не спрашивай у мамы, мама скажет, что ты гениален. Не спрашивай у жены, жена поругает. Спроси у зрителя. Зритель сам проанализирует в комментариях. Хотя бы начни с этого, с понимания. А как бизнес делается? Сначала ведь, бизнес-план. Понимания для кого, понимание что, понимание почем, потом идет бизнес. Айлон Маск так и делал.

 

Стахов Юрий: Читая его книгу, нельзя опираться на опыт таких людей. Я объясню. Он говорит: «Хочу сделать ракету. Поехали купим ракету у русских». Русские говорят: «14 миллионов». Он говорит: «Давайте две за 7 миллионов». Они говорят: «Нет». Он разозлился, уехал. Пока летел в самолете обратно, сказал партнерам: «Ребята я прочитал книгу по аэродинамике, мы можем сделать ракету за 2 миллиона сами». Вот бизнес-план.

Двояковский Илья: Но у него было понимание, что он хочет ракету.

 

Стахов Юрий: Это все равно, что я хочу создать фотоаппарат и прихожу, говорю: «Ребята, я придумал, мы теперь сделаем фотоаппарат».

Двояковский Илья: Так в этом есть суть. У меня есть шикарный пример, фотограф из Санкт-Петербурга, Алёна Гороховская. Просто генератор идей. Приложение? Сделала. Она делегировала и сделала. Какие-то книги для определенного узкого количества фотографов? Сделала. Какие-то буклеты… Она гениальна и изобилует идеями. И она же понимает, что вокруг куча приложений, соответственно, почему не сделать самому, даже если ты не соображаешь ничего в программировании. Есть куча голодных программистов, вчера вышедших из университетов, у которых глаза горят. Найди, сделай.