Юрий Стахов: Ребята, привет! Сегодня у нас в гостях Юра Шевченко, один из самых атмосферных фотографов Украины. Не побоюсь этого слова, потому что, это правда и его фотографии отличаются атмосферностью, совсем другим подходом к семейным ценностям и к love story фотографиям. Поэтому, мне было бы очень интересно пообщаться, позадавать тебе вопросы. Спасибо, что ты у нас в гостях сегодня.

Юра Шевченко: Спасибо, что пригласили. Очень приятно слышать такие слова, и от фотографа мне всегда вдвойне приятней слышать. Попробую рассказать, поделиться собой.

 

Юрий Стахов: По традиции сначала я задаю ряд вопросов о твоем пути, о твоем начале, как фотографа. Ведь, возможно, нас смотрят фотографы-новички, те, кто только начинают свое движение в фотосъемках и рассматривают их не только с позиции бизнеса, но и творчества. Поэтому, всегда интересно общаться с фотографами, которые несут определенный стиль. Как ты приходил в фотографию, с чего ты начинал? Как ты пришел к тому стилю, который есть сейчас и о котором мы поговорим чуть-чуть попозже?

Юра Шевченко: Мой путь к фотографии начался с изобразительного искусства. Я рисовал всегда, с детства, и всегда мечтал быть художником. Но это очень длинная история, чтобы тратить на нее наше интервью. И поэтому я просто скажу, что фотосъемки были долгое время моим хобби и отдушиной из-за того, что у меня не сложилось рисовать. В жизни всякое бывает. Был очень длинный переходный период, еще со школы. Если по времени спрашивать, сколько я фотографирую, то это было еще со школы, это была пленочная фотография, тогда цифровой просто не было еще. Я очень стар. Постепенно переросло в то, когда ты рисуешь и потом ты берешь в руки камеру, но ведь фотография или картина рождается где-то внутри. И ты хочешь что-то показать. Очень интересно ты сейчас напомнил и интересный переходный период от изобразительного искусства к фотографии, когда что-то внутри есть и ты пытаешься это снять. Это, наверное, касается новичков в фотографии, когда внутри уже что-то есть, но не хватает именно техники получения картинки. И я фотографировал, но потом думал, что лучше это нарисовать. Наверное, настоящий переход в фотомир был, когда я уже оставил рисование. Этим я уже не занимаюсь. Если спрашивают, просят что-то нарисовать, я за это уже не берусь, я не художник, я фотограф.

 

Юрий Стахов: Говоришь: «Давайте я вас лучше сфотографирую».

Юра Шевченко: Я не говорю: «Давайте я вас лучше…». Я просто обычно фотографирую, всегда фотографирую вместо того, чтобы предлагать фотографировать. Я понимаю, что то, что у меня внутри есть, я это лучше сфотографирую.

 

Юрий Стахов: А где ты учился фотографировать? Где ты набирал навыки? Где ты учился рисовать?

Юра Шевченко: Рисовать я учился в Одессе. Я одессит и там же учился в школе имени Грекова.  Фотографии, на том этапе, когда она была хобби моим, я нигде не учился. Только какие-то журналы, что вообще было доступно в то время, скорей всего методом тыка. Ведь интернета тоже еще не было. Но вместе с тем, я сторонник того, что должна быть школа. Без базы знаний, даже несмотря на то, что сейчас очень умные камеры, очень тяжело. Я очень благодарен, что у меня есть художественная школа, может быть, мне было легче перейти.

 

Юрий Стахов: Ты имеешь в виду знания, может быть, анатомии тела, того, как падает свет на овал…

Юра Шевченко: И это тоже. Да, какие-то принципы построения кадра ничем не отличаются от тех, которые художники вывели 500-600 лет назад, и работу со светом и композицией, прежде всего. Если забежать вперед и коснуться композиции моих кадров, то я ее где-то нарочно нарушаю, потому что глубоко сидят основы классической композиции. И учился фотографии сам, но потом я понял, что мне чего-то не хватает, и серьезным рывком начало посещения фотокурсов. Это были различные фотошколы от обычных одесских до онлайн школ в интернете. Но все это было на низком уровне. Я не понимал, что для того, чтобы что-то настоящее узнать, бесплатной информацией мало кто делится. К тому времени еще никто не учил и я просто читал книги о классической фотографии. Была школа при Нью-Йоркском музее современного искусства очень интересная.

 

Юрий Стахов: А твои поездки в Европу, Барселону? Ты там учился, доформировывал свой стиль съемки или занимался чем-то другим? Как ты пришел к коммерческой фотографии? Когда пришел этап, что ты начал зарабатывать на фотографии?

Юра Шевченко: Как раз там я репортажил, фотографировал и зарабатывал фотосъемками. Также очень важно, как совет людям, что если хотите поднимать свой уровень, то очень важно перейти из раздела хобби. Я нарочно отказался от другого заработка и поставил себе цель зарабатывать только фотографией.

 

Юрий Стахов: Можно сказать, что ты сейчас попытался объяснить принцип тотальности, сжигания мостов.

Юра Шевченко: Да, да.

 

Юрий Стахов: То есть, четко определитесь, что вы фотограф, коммерческий фотограф и тогда у вас не остается выбора, кроме как стать этим коммерческим фотографом. Вы начинаете совершенствоваться.

Юра Шевченко: Вы начинаете понимать, что такое конкуренция, что если вы что-то даже для себя поснимали, и вы можете позволить эти фотографии не трогать, потому что нет настроения, то ничего у вас не получится. А получится только тогда, когда есть что-то, что будет вас держать. Если только это не хорошая фотошкола, где хороший преподаватель будет вас держать в тонусе.

 

Юрий Стахов: Можно ли тут сказать, что фотосъемки, это не только всегда творчество. Иногда, когда ты касаешься особенно коммерческой фотографии, есть такая штука, как бизнес. И иногда тебе как творческой личности нужно вставать, бороться с собой, когда не хочется что-то делать, но ты должен сделать, потому что другого бизнеса у тебя нет. Тебе нужно этим бизнесом зарабатывать, тогда получается твой рост как личности в фотографии.

Юра Шевченко: Замечательный вопрос. Я постараюсь обширно на него ответить. Что такое вообще профессионализм? Что в моем, например, понимании отличает профессионала от любителя? У нас у каждого есть портфолио. Во-первых, что такое портфолио, если мы зададимся вопросом? Это то, что мы делаем или то, что мы хотим делать? Тут возможны варианты такие: во-первых, портфолио – это то, что мы хотим делать и во-вторых, портфолио – это тот наш уровень, ниже которого если мы упадем, то мы, мягко говоря, не профессионалы. Бывают абсолютно разные заказчики, люди обращаются разные и задача профессионала, если он занимается творческой фотографией – это выдать необходимый результат, как минимум. Поэтому в нужный момент, если ты профессионал, ты заглядываешь в себя и берешь нужные эмоции. Это, наверное, уже отдельная тема, но в определенный момент в тебе должно быть что-то необходимое внутри, что ты сможешь взять, достать и переложить на фотографию, которую тебе заказали и сделать эту фотографию.

 

Юрий Стахов: Мне кажется, что на рынке фотографии происходит такое: «Я вот тут про творчество как бы, бабки – это не ко мне, деньги это не про меня». Но блин, вы за что-то покупаете объективы, за что-то кушаете, за что-то ездите в Европу фотографировать. Деньги – это неотъемлемая часть развития фотографа и они должны быть, иначе ради чего все это? Давайте идти работать программистом, зарабатывать деньги, в выходные фоткать девочек и делать это в свое удовольствие.

Юра Шевченко: Я скажу так, если хороший специалист, то он будет востребован. Рано или поздно, тут уже у каждого свой путь. Кто-то сдается и откладывает свое творчество в сторону и занимается только тем, что хорошо продается, кто-то долго переживает, возможно, какой-то кризис, денежный, творческий, но в итоге выигрывает, становится сильнее в той ситуации. Нужно просто не забывать делать свои проекты. Фотография – это проект. Если мы хотим говорить что-то своей фотографией, то мы должны это делать. Особенно это касается свадебных фотографов, свадьбы – это событие достаточно прикольное. Но, если постоянно заниматься только свадебной фотографией, то можно элементарно закостенеть. Поэтому устраивают фотографы какие-то свои проекты, встречи и так далее.

 

 

Юрий Стахов: Ты тут затрагиваешь уже вторую сторону, что фотография как бизнес – это не только бизнес, но еще и творчество. На мой взгляд, получается два перегиба в разные стороны. Перегиб «я только творческий» или «я только про бизнес». Это все нужно научиться в себе совмещать, и тогда получается комбо, правильно?

Юра Шевченко: Без капли бизнеса все-таки не получится, но и без творчества фотография – это просто сухарь.

 

Юрий Стахов: Мы превращаемся в фотобудку.

Юра Шевченко: Да, или в фотоштатив. Я думаю, что самое главное – это найти баланс.

 

Юрий Стахов: А можно ли все, что ты отвечал на вопрос по поводу бороться, ждать, охарактеризовать словом «нужно научиться ждать»? То есть, нужно научиться ждать и продолжать работать, усилие плюс ожидание дают результат.

Юра Шевченко: Конечно. И работать в первую очередь, каким бы талантливым человек ни был. Вернусь к тому, что я перестал рисовать. А почему я перестал рисовать? Потому что перестал над собой работать и сейчас дать мне в руки карандаш – это будет как минимум смешно. Моя рука стала деревянной. Нужна постоянная работа во всем, чем бы мы ни занимались.

 

Юрий Стахов: Расскажи, пожалуйста, о публикациях. У тебя были публикации в журналах. То, что ты снимал вначале, отличается от того, что снимаешь сейчас? И что публиковали? Что для тебя эти публикации значат? Поделись, пожалуйста.

Юра Шевченко: Это важно, они должны что-то значить. Но если честно, я не обо всех помню, и наверное, обману, если скажу, что это очень важно. Не хочу лукавить. Это может быть прозвучит немного пафосно и таким мне очень не хочется показаться, но для меня больше всего значат именно люди в моих фотографиях. Обычные люди, к которым я прихожу домой. И когда люди пишут мне, что у них слезы, они смотрят фотографии и рубашка мокрая, вот это самое важное. Переходный момент, когда мы все, наверное, беря в руки камеры, начинаем фотографировать: бабочки, цветочки, ландшафты.

 

Юрий Стахов: Что ты фотографировал вначале?

Юра Шевченко: Все, абсолютно все. Очень хотелось фотографировать людей, но я очень боялся. Я боялся быть с человеком один на один, тем не менее, очень хотелось, и я фотографировал на улицах. Это была street-фотография, и я устроился фотографом в клуб. Я работал в ночных клубах, репортажил. Я даже подумать тогда не мог, насколько это классный опыт, например, сейчас. Потому что мои рисования светом, какие-то композиции, наверное, именно тогда оно все зародилось, именно тогда я понял, насколько мне нравится, когда фотография не постановочная. Ведь в клубах есть фотографы, которые ходят и пристают к людям: «Улыбнитесь, вас снимают». А есть фотографы, которые ходят и ловят танец, движения, волосы разлетаются и именно тогда я понял, что мне нравится больше. Это очень важно. Приходилось мне браться за разную работу, фотографировал предметку для интернет-магазина, фотографировал еду.

 

Юрий Стахов: Публикации и с ними были?

Юра Шевченко: Публикации были с ними, да. И фотографировал, опять же, людей. Интересная история есть, с ней и связана моя первая love story, так называемая съемка. Мне нужно было фотографировать одежду для журнала, для fashion-журнала, он вообще о музыке, но там есть раздел fashion. Это британский журнал, но это было в Испании. И пришел мальчик, который делает эту одежду, это его марка, со своей девушкой. Они показались мне очень интересными, мы разговорились, хотя было тяжело достаточно, потому что одно дело, когда это английский язык, а другое дело, когда британский. Очень интересные у нас были диалоги.

 

Юрий Стахов: Понимаешь через слово, да?

Юра Шевченко: Ну да. И я смотрю на них, они такие классные и меня прям дернуло, захотелось их поснимать. Оказывается, что они друг друга фотографируют, потому что она блогер, а вместе нет фотографий. Как и у нас, в общем-то, у нас практически нет с моей женой фотографий. Буквально минут 15 я их поснимал на улице, на пляже, уже после съемки той, ради которой меня пригласили. И это такое счастье было, я никогда этого не забуду. Я тогда сравнивал это с тем, что есть любимая группа и ты купил ее компакт-диск или кассету и ты бежишь домой и ты знаешь, что все понравится. Вот с таким настроением я шел домой, это была моя первая love story съемка и переломный момент в моей жизни. Это было около трех лет назад, то есть я не так давно такой фотографией занимаюсь. И тогда я решил, что без человека мне фотография не интересна вообще.

 

Юрий Стахов: Ты шел к этому через предметную фотографию.

Юра Шевченко: Через предметную, через одежду, через еду… Публикации в food-журнал тоже были, но я об этом даже и не упоминаю, когда у меня спрашивают, как и о преподавании моем еще в 2012 году. Это было на таком уровне кустарном, пустячковом, что я думаю, нет смысла вспоминать.

 

Юрий Стахов: Хорошо. Ты вот затронул тему того, что фотография без людей не имеет смысла. Давай поближе подойдем к тому, что ты сейчас фотографируешь. Твоя фотография. Собственно, вся тема нашего интервью затевалась ради этого. Ты можешь описать как-то свою фотографию? Ведь она выделяется, она другая. Если посмотреть твои фотографии, можно сказать, что это снимал Юра. Это уже круто, появляется бренд, люди могут посмотреть и узнать тебя. Это не просто тридцатьпятка на фоне куста с людьми, которые смотрят в кадр. Опиши, пожалуйста, свою фотографию.

Юра Шевченко: Я не скажу, что фотография без людей для меня бессмысленна. Плохого фотографа не бывает и плохой фотографии не бывает. Но мне не интересно без людей, это лично мне, у каждого свое мнение. Относительно моей фотосъемки. У нас всех есть семейные фотографии. Мы примерно одного возраста и наши семейные фотографии, скорей всего в одном стиле, где сзади ковер, игрушка, и мы там сидим.

 

Юрий Стахов: Или зайчик. Или еще я голенький есть в альбоме.

Юра Шевченко: Так, это уже поинтересней. Но она вся одинаковая и семейные наши фотографии, где мы все сидим и смотрим в кадр. Но в жизни бывает всякое и, например, не всегда мы можем уже сейчас будучи взрослыми, поговорить с теми людьми, которые на фото по разным причинам. Либо вообще увидеть. И вот что нам такая фотография скажет, где мы сидим? Я думаю, что кроме внешнего вида, ничего. Некоторым из нас повезло, и в семье были фотографы, либо у нас просто была камера у кого-то в семье.

 

Юрий Стахов: Проявляли пленку…

Юра Шевченко: Да. И те, кому повезло, у них есть настоящие фотографии, живые. Есть фотографии, сделанные от человека, который был частью происходящего.

 

 

Юрий Стахов: Я сейчас четко понял ту фотографию, о которой ты говоришь. У меня есть фотография, где я держу утенка за шею. Просто коробка с утятами, мне первый раз дали подержать утенка, я держу утенка за шею, я не знаю, выжил он или нет. Но я держал утенка за шею, черно-белый снимок – это просто потрясающе. Ты смотришь и улыбаешься от этой фотографии.

Юра Шевченко: Классно. У меня таких фотографий нет, у моей семьи. Есть одна фотография моей сестры хорошая, ее поймали. Одна фотография моих родителей вдвоем, их на улице случайно поймал фотограф, тот, который сначала фотографировал, а потом приставал: «Купите!». И как бы  это ни звучало пафосно, но стараюсь свои фото делать такими же, с душей.

 

Юрий Стахов: То есть, ты стараешься создавать воспоминания об этом дне и эмоции, передавать атмосферу этого мероприятия?

Юра Шевченко: В идеале я стараюсь быть бесполым, бестелесным существом, которое где-то крутится, что-то делает и фотографирует, и фотографирует все это дело незаметно.

 

Юрий Стахов: Вот это тоже интересно насколько ты вмешиваешься в этот процесс. Вот семья, ребенок, два ребенка, мама, папа, они идут гуляют. Насколько ты режиссируешь репортаж? Насколько ты режиссируешь эту атмосферу?

Юра Шевченко: У меня есть разные съемки. В идеале у меня есть такие проекты, где я прихожу в семью и я вообще никак не влажу. Но это отдельный разговор.  Это касается постановки или не постановки в фотографии. Сейчас модно стало говорить о не постановочной фотографии, как об эмоциональной фотографии. Я в корне не согласен со всем, что я слышу, потому что мы все снимаем постановку. Она бывает разная, и мы снимаем эмоциональные фотографии. И покуда я сейчас сижу – у меня тоже есть эмоции, которые я сейчас испытываю. Мне не нужно супер громко смеяться, надрывать живот или кричать, чтобы это выражалась эмоция. Но, к сожалению, в современной украинской фотографии считается, что если люди ржут, то это эмоции. Я делю съемку на три этапа. Наша задача достигнуть наивысшего уровня, и он растет, наверное, с доверием. Постановка самая примитивная, вот сюда ручку, здесь как-то стать… Следующий этап – это, как снимаются фильмы, и как снимается большинство фотографий – это вот здесь вы сейчас пройдете, там вы развернетесь, там вы сядете…

 

Юрий Стахов: Планируемая репортажная съемка, я бы так сказал.

Юра Шевченко: Да, да. Так и кино снимается в основном, в массе своей. И есть наивысший уровень. Так снимается немногое кино, где актеры настолько впечатлены сюжетом, что им дают возможность импровизировать. В принципе, до такого можно довести любого человека, кого бы я не фотографировал. Это ко мне пришло, тоже еще в Испании, когда я фотографировал. У меня был такой этап. Кушать хочется, и я очень много брал съемок семей, которые приезжали отдыхать. Мы тогда жили на Тенерифе, на острове. Приезжает, например, семья и у них любви вообще нет, но  все же хотят фотографии, улыбающиеся на фоне пальм, моря. С такими людьми работаешь и изначально можешь подумать: «Боже мой, мне с такими так трудно». Но, если к вам такие люди обращаются, вы все воспринимайте как тренинг. Ведь через трудности как раз и происходит рост. И я проходил этапы фотографирования таких семей, которым просто противно даже обняться. Когда люди спрашивают: «А как нам стать?», я говорю: «Станьте, как вам хочется». Но постепенно через первый уровень «ручку здесь, ручку так», через второй уровень «пройдитесь», что-то еще. Но самое главное – у вас у самих должно что-то внутри быть. Это я сейчас обращаюсь ко всем людям – если есть что-то внутри, чтобы вам доверяли, а это уже очень тонко. Корни растут из психологии.

 

Юрий Стахов: Да, это мой следующий вопрос.

Юра Шевченко: Да? Хорошо, тогда я забегать не буду вперед. Может быть, это из психологии, нащупывание общих интересных тем, мостиков – это может происходить очень долго. Тут главное какой-то баланс, не затянуть, чтобы люди не устали. Но бывает, что часа два мы просто ходим, а потом у нас есть минут 15 и эта шелуха стряхивается совсем. С мужчин, из таких, которые приходят: «Ну что, давай фотографируй меня» — со временем…

 

Юрий Стахов: Можно сказать, что фотограф – это психолог, который помогает людям проявить себя по отношению к своим близким.

Юра Шевченко: Можно и так сказать. Это как раз касается тех проектов, когда я меньше влаживаю, потому что у меня есть истории семейные, которые я не показываю всем – это грустные истории (когда я хочу показать настоящую атмосферу в этой семье). Но это может быть и фотограф-психолог-режиссер, который может направить в нужное русло, а еще и правильно собрать серию, выбрать нужные кадры. А семья, в которой, как я сказал раньше, нет теплой атмосферы, потом будет это смотреть и очень сильно удивится.

 

 

Юрий Стахов: И фотограф их уже на что-то провоцирует….

Юра Шевченко: И фотограф их уже на что-то провоцирует, либо просто наловил, сделал и собрал, потому что сам прочувствовал. Это тоже очень тонкая тема. Пока ты сам не почувствуешь то, что должно быть в кадре именно в этот момент, ты это не снимешь. Бывает, когда люди обнимаются и гладят друг друга, то как будто это тебя гладят.

 

Юрий Стахов: Либо видно, что неприятно второму человеку.

Юра Шевченко: Да, либо это есть.

 

Юрий Стахов: Наверное, это называется уровнем эмпатии? Когда ты понимаешь, что приятно другим людям, что их можно попросить в этот момент сделать, что их лучше не просить, потому что они к этому не готовы, и попозже, через полчасика к этому можно прийти.

Юра Шевченко: Да, конечно.

 

Юрий Стахов: Очень интересно. Подскажи, какую фотосъемку ты любишь делать: love story (лавстори), семейную, портретную, свадебную? Что ты сейчас больше всего снимаешь? Тяжело ли попасть к тебе на свадебную съемку?

Юра Шевченко: Люблю снимать людей, истории о людях и вдохновляют меня люди. Снимаю по сути все из вышеперечисленного, свадьбу меньше всего, наверное, потому что тяжело, действительно тяжело. Когда слышу, как люди снимают по 100 свадеб или даже по 50, мне достаточно трудно это представить. Как я уже сказал, я в фотосъемках стараюсь использовать свой опыт психолога. Ведь главное, что психолог – это человек, который слушает и говорит, но, тем не менее, слушает. И бывают свадьбы, когда ты столько выслушиваешь… Это стресс, это один из самых стрессовых дней, я думаю. Без вранья, я думаю, любой человек скажет, что это один из самых стрессовых дней. И ты приходишь домой, у тебя это все в голове, ты все помнишь. Я до сих пор помню истории, которые были год, два назад, то, что невеста мне рассказывала. Были свадьбы, которые были под угрозой срыва и кольца лежали у меня. Это было в прошлом году, тогда ведущий так удивился. Сказал, что первый раз видел, чтобы кольца были у фотографа. Он спросил о том, где кольца, а у меня сумочка для объективов и я их достал из нее. И это все в тебе сидит. Легче всего и приятней мне снимать именно семейные истории.

 

Юрий Стахов: Какой возраст деток тебе нравится?

Юра Шевченко: Любимого возраста нет. Есть возраст более легкий, есть более трудный, по разным причинам. Зависит от чисто физиологических причин, например, когда у деток растут зубы, то бывает такое, что съемку вообще переносим. Чуть-чуть отсняли в один день, потом я прихожу в другой. Просто нужно знать саму специфику, это с опытом приходит, например, что детки после сна лучше себя ведут. Поэтому, мой съемочный день чаще всего начинается дома. Я прихожу к людям домой, и мы просыпаемся вместе с ребенком. Те моменты, когда маленький ребеночек только просыпается, наверное, самые классные. И плюс он в это время пахнет так классно, что это лучше всего. Или, например, трудный возраст – это мальчики лет в 12-13: «Я некрасивый, все некрасивые, я ничего не хочу, от меня отстаньте». Но это был очень интересный опыт, снимать таких мальчиков.

 

Юрий Стахов: А ты любишь модную концепцию «один день с семьей»?

Юра Шевченко: Я это люблю и практикую, но даже не знаю насколько это модно. Там где мне повезло формироваться, как мы выше говорили, я не мог наблюдать за модой. Уже вернувшись в Украину и зарегистрировавшись на MyWed, например, это уже случилось потом, когда у меня появился свой вкус, какое-то направление. Мне говорят, что я прихожу домой, потому что это модно. Да как бы нет. Если ты делаешь то, что тебе нравится, и ты это делаешь сам, то тебе повезло, что на данный момент это модно. Честно, я никогда не задумывался о том, что модно и, наверное, я бы даже не смог специально делать какую-то фотографию.

 

Юрий Стахов: Я когда фотографирую какую-то семью или один день с семьей, и когда я прихожу к ним, то меня это интересно по одной простой причине. Люди заняты своими делами дома, им комфортно и ты можешь начинать снимать что-то атмосферное, какой-то репортажик. Потому что когда ты приводишь людей в студию, ставишь, садишь на фоне елки, и говоришь делайте вот это, они впадают в конфуз и получается гораздо сложнее. Когда люди дома, они в своей тарелке, они живут, у них свой быт, и получается передать историю этой семьи.

Юра Шевченко: Когда ты приходишь домой, ты как семейный доктор. У каждого своя зона, где он защищен и если человек впустил тебя в свой дом – это уже определенный уровень доверия. Чем он выше, тем меньше между вами стенок. Поэтому, естественно, дома проще, изначально дома проще. Но многое зависит от конкретного человека, как ты будешь разговаривать. У меня бывали съемки, например, где я пришел домой к людям и мы просто сидели и разговаривали на кухне, готовили яичницу вместе, смеялись, баловались, потому что девушка фотографировалась первый раз и была уверена, что все будет вообще ужасно. Я сидел, мы общались, и я тогда сделал один кадр или два. Один кадр ее портрета. Я как сейчас помню, она сидела и на меня смотрела. Мы готовили, что-то делали, потом когда я увидел, что уже можно что-то фотографировать, мы переместились из кухни в комнату, попробовали, и получилось не очень. Мы включили музыку, танцевали, баловались, потом что-то получилось еще больше. Но все это время мы разговаривали, за все это время я мог понять интересно ли мне с этими людьми и интересно ли им со мной. Если бы им не было интересно со мной просто как с человеком, у нас в лучшем случае получились бы так называемые, постановочные фотографии «станьте так, сделайте вот это». Очень часто я слышу, все хотят снимать интересных людей, красивых, умных, актеров, но не все задумываются, что сам фотограф для этого сделал и что у него есть внутри. Ты можешь прийти к человеку, который у тебя спросит: «Ой, а читал ли ты такую-то книгу?» и у вас завяжется диалог, человек раскроется.

 

Юрий Стахов: Вернемся к love story фотографии. Love story фотография для тебя – это именно история любви двух людей либо это погулять полчасика, обнимашки, целовашки и побегать?

Юра Шевченко: Love story, семейная и даже свадебная, я их не разделяю, у меня они снимаются одинаково. Мы и дома, мы волнуемся, мы вместе едем, мы встречаемся с родителями, иногда мы наблюдаем, как родители знакомятся между собой первый раз, это так интересно. Дальше мы уже довольные, у нас уже все готово, мы можем выдохнуть и идем вместе гулять, это очень классно. Поэтому, при создании истории я не разделяю между собой ни семейную, ни фотографию. Мне все это хочется назвать одним словом – история. Главное – чтобы были теплые отношения друг ко другу.

 

Юрий Стахов: Хотел поднять такой вопрос как атмосфера. Что такое атмосферная фотография и что вообще такое атмосфера?

Юра Шевченко: Атмосфера – это то, чем мы дышим. Как бы это ни звучало, так оно и есть. Все зависит от того, с какой стороны это представить. У меня есть кадр, который я очень люблю, хотя он достаточно старый – девушка в листьях. Как он был сделан? Он был сделан, когда мы шли в кафе кушать бургеры, потому что уже все отсняли. Листья растут на заборах, и я так их люблю. Очень люблю, когда ива или еще что-то растет, а я прохожу, и меня это щекочет. И я шел и прикоснулся рукой, потом бац и сам туда лег. А листья так меня щекочат и я подумал, что было бы круто, если бы рука любимого человека так щекотала. Но опять же, я не сказал: «Стань сюда и положи сюда руку». Я сделал так, чтобы они это прочувствовали. Мы вместе там полежали, потом уже гладились, и получился этот кадр. Так родилась атмосфера. Я не мог заранее понять, что мне нужно снять руку, листик или что-то еще, я почувствовал этот момент и снял его, когда меня что-то защекотало. Такое может быть не на каждой съемке. Можно создать иллюзию, что оно есть на каждой съемке, именно это и есть профессионализм, мы об этом говорили вначале. Но оно достигает такого пика, что ты лицо камерой закрываешь, потому что очень приятно быть частью происходящего. Для меня главный плюс пленки, как раз касается именно самой атмосферы. Во-первых, прежде чем нащелкать, я думаю, я наблюдаю, я ловлю эти вещи. Даже на практике, на мастер-классах я показываю, как стоит пара, например, что-то делают, и как мы на цифру снимаем. Я молчу про тех, кто сзади на мастер-классе обычно так делает и только слышно чик-чик-чик. Когда на цифру снимаем, еще плюс, когда нажимаем на кнопку спуска, зеркало закрывает, и мы не видим что происходит. А на пленку мы наблюдаем, разговариваем и наблюдаем, следим за реакцией, и думаем. И внутри какой-то стопор, который говорит: «Юра, не испорть, у тебя не 8 тысяч кадров на карточку».

 

 

Юрий Стахов: Это ценность каждого спуска получается?

Юра Шевченко: Ценность каждого спуска, неповторимость момента, ценность того, что мы не можем сюда посмотреть.

 

Юрий Стахов: Какое-то ожидание типа? А как когда люди проявили эмоцию? Есть ли у тебя цифровая камера, и нажал несколько раз, успел словить. Здесь ты можешь не успеть.

Юра Шевченко: Можешь.

 

Юрий Стахов: А в чем тогда прикол?

Юра Шевченко: Прикол в том, когда поймал. У меня есть кадры, которые сняты на цифру. В нашем современном мире даже айфоном можем сделать 10 кадров в секунду, и ценность от этого теряется. Но для себя я знаю, что я это снял на пленку и мне повезло. Я был готов к этому моменту и сделал это на пленку, этот кадр. Я советую людям снимать на пленку не из-за цвета даже, мы сейчас все технические особенности опустим, а элементарно для того, что это дисциплинирует. Потому что с появлением современных камер 15 кадров в секунду, супер карточек памяти и телефонов, мы просто теряем ценность каждого момента. А есть кадры, допустим десятилетней давности от великих фотографов, которые на сегодняшний день люди даже не заметят и пропустят, потому что все, все, все снято. Это внутри, и в этом для меня заключается магия фотографии. Я рассказывал историю про компакт-диск, когда шел домой счастливый. Я нес пленку в лабораторию счастливый, но не знал, попал, не попал. А было такое, что в лаборатории мне испортили.

 

Юрий Стахов: Я снимал на Зенит. Ты вот сфоткал и ждешь что там будет. Будет резкое, не резкое и как оно там все работает непонятно, особенно когда только начинаешь пробовать. Скажи, пожалуйста, сколько вообще стоит пленка? Насколько это дорогое или дешевое удовольствие? Сколько стоит катушка? Сколько стоит потом напечатать? Что с этим делать? Какая стоимость кадра?

Юра Шевченко: Ой, я не математик. Печать фотографии с пленки, если не делать это старинными способами, ничем не будет отличаться от печати цифрового негатива. Пока я пленку перевожу, мне ее переводят в tif.

 

Юрий Стахов: А перевод сколько стоит?

Юра Шевченко: Сейчас в Киеве, там, где я делаю, одна пленка стоит 60 гривен, в общем-то, не так дорого.

 

Юрий Стахов: А сама пленка?

Юра Шевченко: Сама пленка разная. Я стараюсь искать пленку в разных местах, нет одного единственного места, где я покупаю. Может стоить от 400 гривен до 800 гривен, смотря, где найти.

 

Юрий Стахов: Афигеть. То есть, грубо говоря, 500 гривен. А на Амазоне ее можно купить?

Юра Шевченко: Долларов 6-8.

 

Юрий Стахов: Ее же производят?

Юра Шевченко: Да, да. 6-8 долларов она будет стоить.

 

Юрий Стахов: То есть, дешевле?

Юра Шевченко: Есть разная. Есть гораздо дешевле пленки. Очень популярная Кодак двухсотка, это следующий этап от Кодака Голда. Она вообще продается везде, даже в магазинчиках  местечковых, даже тут по дороге ее можно найти, я уверен до 100 гривен. Она не очень хорошая, потому что пленка, я не хотел касаться технической составляющей, но чуть-чуть коснусь, очень меняет свои свойства в зависимости от экспонирования. У Kodak Color 200 самый основной минус – он себя не очень хорошо ведет, если мы его неправильно проэкспонируем. Все. В остальном это замечательная пленка и за 70 гривен, за 80 гривен можно себе позволить сделать это просто в виде тренинга. Вот людям домашнее задание, кто хочет просто выйти погулять и попробовать половить какие-то моменты. Я снимал свадьбу в июне месяце, были очень хорошие ребята. Я отснял пленку и в конце свадьбы им даю: «Вот это вам». Это был как подарок, потому что они сами этим занимаются, им не было так интересно. Но в чем был прикол? Что мне самому, как свадебному фотографу, люди сами написали через пару дней: «Юра, вот это вот фотографии». Мне было так интересно. Кстати, все получилось, вся пленка. И я так старался, что взял одну пленку и растянул ее на целый день. Кадрик с церемонии, кадрик общего портрета, кадрик, когда мы пошли гулять… И это было так интересно… Мы все улыбались.

 

Юрий Стахов: Классно. Давай перейдем к вопросу постановочной и не постановочной фотографии. Чем она отличается? Как научиться делать не постановочные фотографии? Это самый частый вопрос, который мне задают студенты, те, кто читают наши статьи. Что сделать, чтобы я снимал не постановку? Всем надоело снимать, когда люди смотрят друг на друга, когда жених наклоняет невесту, когда все дети сидят с родителями на фоне елки и смотрят в камеру. Как сделать так, чтобы фотография была по-другому?

Юра Шевченко: Она будет постановочной, потому что я уже сказал, что вся фотография является постановочной. А что сам фотограф сделал для того, чтобы его фотография не выглядела постановочной? Если меня сейчас фотографировать, у меня глаз будет дергаться. Отчасти, к тому, как я фотографирую я пришел после очень важного опыта. Нас снимали с моей женой. Я уже стою и жду и говорю: «Давайте уже, что-то делайте». И так, наверное, сделает каждый здоровый человек.

 

Юрий Стахов: Это очень кайфово. У меня тоже похожие ощущения, когда тебя снимает кто-то с любимым человеком, и ты думаешь: «А мы может, что-то не так делаем? Чего так долго? Мы все сделали? А мы правильно стоим? А как я? А как она? А? А? А?». Очень сложно, нужно очень быстро работать, нужно понимать, что вы делаете, постоянно общаться с людьми.

 

Юра Шевченко: Да, общаться. Есть еще такая вещь, как микроэмоции. Если я буду что-то тебе рассказывать, вот, например, сейчас ты почти улыбаешься, но есть такие моменты на доли секунды. Это улыбка либо глазами может быть, либо…

Юрий Стахов: Либо агрессия.

 

Юра Шевченко: Да, например, если что-то идет совсем не так…

 

Юрий Стахов: Люди стискивают зубы, кусают губы.

Юра Шевченко: Нет, это уже чуть-чуть другое. И эти моменты настолько долесекундные, что если я буду просто стоять, то в лучшем случае моя улыбка однообразная. Самый лучший совет двум фотографам, которые вдвоем жалуются на то, что их фотография супер постановочная. Они встречаются, договариваются, приходят с камерами… И снимают друг друга. И каждый говорит друг другу: «Слушай, я прям стоял…». А что ты сделал? И очень часто я слышу от людей, что: «Мне супер, но моему мужу будет очень плохо». Это мой профиль – мужья, которым плохо, которые не хотят стоять и позировать. Я просто предлагаю этот вопрос оставить на потом. И это, наверное, одно из моих достижений. Я очень рад, если в конце мне мужчины довольны съемкой, потому что мы с ними беседуем. Юра сидит, у него руки сложены, нога согнута, интересно, как Юра кивает головой, как он моргает, это все можно снимать. Вот сейчас. Юра не стоит, я же не сказал: «Вот так руки сложи или бабочку поправляй». Он сидит со мной беседует, и свет по-разному падает. Это уже отдельная тема, мы сейчас не будем технической стороны качаться.

 

 

Юрий Стахов: Хорошо, расскажи про дополнительные элементы в кадре. Что ты принес нам? Я первый раз вижу такую штуку. Что это такое? Мы сейчас понесем ее Ване Трояновскому. Ребята, давайте все напишем Ване, чтобы он дал интервью, потому что все мои попытки через всех людей не могут заставить Ваню дать интервью. Он очень творческий человек и хочется, чтобы он тоже пришел в нам в гости. Расскажи, что это?

Юра Шевченко: Это палка, понесем Ване палку. Очень классно звучит, если вырвать из контекста. Это устройство, совокупность приборов и механизмов, это светодиодная палка. По сути, это игрушка, я очень люблю игрушки, ЛинсБэби – тоже, по сути, игрушка. Но между нами, на ЛинсБэби был снят фильм «Как трусливый Роберт Форд убил Джесси Джеймса».

 

Юрий Стахов: Генри Форд?

Юра Шевченко: Нет, не Генри, Роберт Форд.

 

Юрий Стахов: Да, Роберт. Мы этот фильм разбирали в школе.

Юра Шевченко: Фильм потрясающий, который снят, по сути, на игрушку, на ЛинсБэби. Вот к чему приводят игрушки.

 

Юрий Стахов: Я также рекомендую этот фильм посмотреть, сделать себе раскадровки. Потрясающий фильм по силуэтной фотографии, по атмосферности, очень крутой.

Юра Шевченко: Фильм потрясный. Вообще кино – это отдельная тема. Я собрался поговорить о кино часик, другой, а еще лучше посмотреть.

 

Юрий Стахов: Мы можем тебя позвать поговорить о кино с гостями фотошколы, если хочешь.

Юра Шевченко: Классно, да, хочу. Если на большом экране, то я уже тут. Эта палка умеет делать различные узоры, вплоть можно фотографию твою нарисовать в воздухе на длинной выдержке. Она вообще из двух частей собирается. Мне повезло такую раздобыть, их мало.

 

Юрий Стахов: Ее тяжело купить?

Юра Шевченко: Да.

 

Юрий Стахов: На ebay, на Амазоне?

Юра Шевченко: Может быть там есть, но я думаю, что вообще не каждый ее будет отправлять.

 

Юрий Стахов: Хорошо. Ты ставишь длинную выдержку вечером и начинаешь ей что-то рисовать. Как это происходит?

Юра Шевченко: Это тяжело рассказать. Я вожу ей и я вожу по-разному… Я покажу демо, которые встроены здесь, она может просто загораться и это самое примитивное. Я думаю, что такое можно сделать из любой игрушки из детского мира, просто купить какие-то джедайские мечи и из них делать. Но она отличается от обычных светодиод. Мой знакомый в Белорусси сделал сам себе палку. Взял палку деревянную, туда приклеил светодиодную ленту, какой-то блочок собрал из батареек. Молодец за такой подход. Моя палка Пиксель Стик называется, посмотрите в интернете.

 

Юрий Стахов: А в чем прикол?

Юра Шевченко: Прикол конкретно ее в том, что тут есть блок питания, процессор можно сказать, который управляет всеми диодами и именно с помощью него можно рисовать любые изображения, вплоть до своей фотографии.

 

Юрий Стахов: Часто ты это используешь?

Юра Шевченко: Не часто, потому что не так удобно с ней фотографировать. Но если у меня планируются вечерние съемки, я стараюсь ее использовать.

 

Юрий Стахов: Ты ставишь длинную выдержку и начинаешь рисовать. Еще сзади должны быть какие-то источники света?

Юра Шевченко: Это уже зависит от композиции и того, что я хочу показать.

 

Юрий Стахов: А какая должна быть выдержка? Какая диафрагма? Какое ISO?

Юра Шевченко: Зависит от освещения, но я ставлю выдержку обычно от 20 секунд, чтобы что-то красиво нарисовать. Но это скорее нужно видеть. Кстати, на том же MyWed, у меня есть парочка фотографий выложенная с нее. Теперь MyWed показывает все данные и я их не скрываю. И там все написано: выдержка, диафрагма, и все есть. Тот, кому интересно посмотрит, как это сделано.

 

Юрий Стахов: Давай затронем вопрос, кто тебя вдохновляет. Фотографов, которые тебя вдохновляют, людей, личностей, пар, семей. Где ты черпаешь вдохновение? Мы хотим поделиться с ребятами, если тебе не жалко и люди могут вдохновиться.

Юра Шевченко: Вдохновляют чаще всего, чтобы получилась совсем хорошая фотография, именно те люди, которых я фотографирую. Ответ, наверное, очень трудный. Потому что всегда хочется, чтобы был конкретный ответ, как галочка. Но конкретного ответа нет.

 

Юрий Стахов: Кто тебе нравится из фотографов?

Юра Шевченко: Из фотографов… Я так скажу, я стараюсь меньше смотреть фотографов. Потому что, что мы невольно от кого-то что-то можем брать, а теперь это очень опасно делать в нашем современном мире, когда столько информации и без желания моего на это давит… Я стараюсь минимально на это смотреть, поэтому, наверное, если назвать что-то одно, что вдохновляет, если не люди, то это кино. Я большой любитель кино. Мне повезло с женой. С Олей, мы вместе смотрим кино и, наверное, это самое главное.

 

Юрий Стахов: Может, назовешь несколько фильмов, какие тебя вдохновили?

Юра Шевченко: Я не скажу, что, прям, вдохновил на что-то «Блэйд Ранэр». Я его просто люблю, не знаю даже почему. Хотя, знаю, как раз вот за атмосферу. Вот что касается атмосферы, если ты не видел первого Блэйд Ранэра, я настоятельно рекомендую посмотреть, это 82-й год. Создать атмосферу в 82-м году такую, от которой тебе одновременно и мерзко и безумно красиво и настолько все продумано, как будто ты живешь в этом мире – это очень сложно. Вот за это я, наверное, люблю этот фильм. В нем можно помечтать, что я живу в том мире.

 

Юрий Стахов: Мы с тобой сегодня затронули «Блэйд Ранэр» и «Как трусливый Роберт Форд убил Джесси Джеймса». Еще может пару фильмов?

Юра Шевченко: Пару классных фильмов, которые я очень люблю… Фильм об атмосфере и фильм, где одновременно ты испытываешь чувство с одной стороны безумной красоты, а с другой безумной мерзости – это фильм «Апокалипсис сегодня». Это, наверное, один из лучших фильмов и это не для детей. Смотрите сами, смотрите днем. Я имею ввиду, чтобы не хотеть спать, чтобы адекватно его воспринимать.

 

Юрий Стахов: Расскажи, пожалуйста, про места путешествий, travel-фотографий, зимовок в твоей жизни. Насколько ты любишь путешествовать? Что ты любишь фотографировать за границей? Фотографируешь ли? Берешь ли с собой камеру? Отправляешься ли ты зимовать в другие страны, когда есть на это время, возможности?

Юра Шевченко: Стараюсь это делать максимально, путешествовать люблю, это у меня в крови. Около 10-ти лет я проработал моряком и, все таки, очень трудно сказать, где я не был, чем перечислять, где был. Даже, наверное, где я жил. Я жил в Африке, в таких местах, где даже не знаю, как мог там жить. У меня такой возраст был бесстрашный. Помню как с меня цепочку срывали. А так вообще мне очень интересно где-то именно жить, а не просто путешествовать как турист. В той же Африке есть места для туристов за высоким забором и вообще, есть отдых туристический богатый. В Индии, Африке или, например, лучшие курорты на каких-нибудь островах будут совершенно одинаковые. А когда ты имеешь возможность где-то пожить…

 

Юрий Стахов: А сколько нужно пожить?

Юра Шевченко: Тяжело сказать…

 

Юрий Стахов: Неделю, месяц, полгода?

Юра Шевченко: Нет, я думаю, что больше, чем месяц. Нужно соскучиться по дому. Вместе с тем скажу, что одна знакомая сказала, что фотограф вынужден путешествовать. Не должен, а именно вынужден. Это дает такой какой-то толчок, для местных это может быть совершенно что-то незаметное, а когда ты приезжаешь в новое место – это большое вдохновение. Потом ты возвращаешься домой и ты даже на свою привычную обстановку смотришь другими глазами, это очень круто.

 

Юрий Стахов: Путешествия очень меняют.

Юра Шевченко: Очень. И это нужно делать. Если есть возможность это делать, а я думаю, она есть у всех и мы лукавим, если мы говорим: «У меня ее нет». Я почти не снимаю на один из объективов, но вместо этого объектива я мог бы в Индии месяца три прожить. И я уверен, что эти три месяца дадут мне гораздо больше, чем этот объектив дает.

 

 

Юрий Стахов: Куда едешь этой зимой?

Юра Шевченко: Этой зимой мы едем в Азию. Говорю так расплывчато в Азию, потому что много где будем, долго задержимся только на Бали. Это будет около двух недель либо чуть-чуть больше в январе. А так будем путешествовать.

 

Юрий Стахов: Все уже запланировал?

Юра Шевченко: Пока что купили билеты туда, назад, и на Бали, и из Бали назад в Бангкок. Мы через Бангкок в Таиланде тоже чуть-чуть побудем. Посмотрим еще, по каким островам попутешествуем, но больше всего хотелось именно на Бали. Мне очень нравится там природа, она отличается, она другая. Я там был еще моряком, но как фотограф еще не был. И это мне добавляет, потому что ты совсем по-другому смотришь на мир.

 

Юрий Стахов: Расскажи, пожалуйста. Ты делаешь мастер-классы, участвуешь в образовательных проектах. Какая для тебя разница между талантливым фотографом, который делает талантливые снимки и учителем? Потому что, на мой взгляд, не каждый талантливый фотограф может быть талантливым учителем и донести какую-то информацию к тем, кто к нему пришел учиться. Какое твое мнение на этот счет?

Юра Шевченко: Мнение, противоположное, потому что тут все зависит от честности. От честности фотографа, фотографа-учителя – это первое. Сейчас попробую это больше объяснить. Первое, это зависит от честности и второе – от умения говорить. Что касается честности, этим многие фотографы-учителя страдают, потому что в современном украинском фотомире огромная конкуренция и среди мастер-классов. Каждый хочет выделить свои заголовки. В прошлом году, кажется, видел заголовок мастер-класса, так и назывался «Волшебный пендель». Думаю, наверное, это слишком громко. А если его просто назвать «Мастер-класс по фотографированию», то придет гораздо меньше людей, чем с названием «Волшебный пендель». Это баланс между правдой и неправдой и то же самое в донесении информации. По личному опыту скажу, что я сам хожу на мастер-классы, я очень люблю это дело. Это нужно делать, потому что я готов платить деньги за то, чтобы просто пообщаться с человеком, мне больше ничего не нужно. И это очень круто, когда к нам такие люди приезжают. Вместе с тем, я был на одном мастер-классе и, я думаю, корректно будет, если я не буду называть имена. Хочу рассказать два примера.

Пример первый, я был на мастер-классе у человека, который для меня много значит в плане фотографии и я получил больше, чем я мог даже догадываться. Меня просто трусило несколько дней после этого, это меня очень сильно поменяло. Но на этом же мастер-классе были люди, которые просто сидели, перешептывались и говорили: «О чем это, это нам не нужно, Боже, какой кошмар, что это такое? Мы заплатили деньги, чтобы послушать, чем он завтракал. Как это может быть?». Всем не угодишь и большинство людей возможно бы так сказало. Но я не смолчал и сказал: «А какие вопросы вы задали?». На своих мастер-классах я стараюсь, чтобы человек думал. Я никогда не дам какой-то готовый чек-лист: что нужно снять, что нужно сделать. Я стараюсь сделать так, чтобы человек сам додумался, поэтому я вначале говорю: «Ребята, если вы не будете задавать мне вопросы, вы домой уйдете со списком вопросов от меня». Или вопросов к самому себе. И это будет круто. Потому что именно на том мастер-классе я составил большой список вопросов к самому себе. И я до сих пор на них отвечаю, потому что быстрого результата быть не может, это все долгоиграющее.

И второй пример, пример негативный, пример того, где-то была неправда. У меня на мастер-классе весной была девушка, очень хороший фотограф, талантливый. Она тоже снимает людей, много чего в разных направлениях, даже студийная съемка и она показала мне свои портреты женские на портфолио. Я говорю: «Боже мой, чем ты занимаешься? Они такие классные». Она так передает атмосферу женственности. Видно, что она один на один с женщиной, ей комфортно, что ей доверяют, она так передает тонкости, я бы так не смог. Она показала мне разные фотографии и в том числе женские портреты. Я смотрю свадьбы, смотрю на портреты и просто восхищаюсь. И говорю: «Чего ты их не снимаешь?». Она ответила, что на одном из мастер-классов фотограф сказал: «Слушай, качай репортаж свадебный, остальное не надо тебе ничего делать». Она его послушала. Как она сказала, очень красиво мысль свою ей доносил, а мне ответила: «Боже мой, Юра, почему же ты год назад мне это не сказал? Я год жизни потеряла из-за того, что я качала репортаж, а он все никак у меня не качается, мне не комфортно». Мы все разные. Ведь кто-то снимает репортаж, потому что просто нужно, кто-то от этого кайфует, кто-то с камерой одевает ширик и с людьми танцует и снимает, кто-то одевает 70-200, стоит в уголочке и что-то фоткает, просто потому что мы все разные, чисто эмоционально, внутри мы разные. И для того, чтобы сделать хорошую фотографию нужно влезть в зону человека, которого мы снимаем и так же само впустить его в свою зону комфорта. Поэтому видишь, это такая обширная тема у хороших лекторов… я считаю, что хороший фотограф плохим учителем быть не может, плохим лектором возможно. У меня проблемы с дикцией, например, еще что-то, если так вот рассматривать. Но кому нравится то, что я делаю, тот приходит на мои мастер-классы. Говорю и приятное, и неприятное, но, по крайней мере, правду. А как правда может быть плохой?

 

Юрий Стахов: Я с тобой соглашусь, потому что действительно люди, которые делают мастер-классы, оказывают определенное влияние на людей, которые к ним приходят. Я сам проходил это. Посетил 25 мастер классов, и потом месяц обрабатываешь, как этот фотограф. Ты вдохновляешься, пускаешь это в себя. И, наверное, на каком-то этапе это правильно, потому что научившись это делать, ты можешь найти себя. Если ты постоянно думаешь, а как ты хочешь? Какая фотография тебе близка? И это очень круто, тот пример, который ты показываешь. Это гениально помочь человеку найти фокус. Перестать снимать то, что делают все ради денег, и найти себя в том, что у него получается. Тут нужна смелость определенная.

Юра Шевченко: В каждом человеке есть что-то неповторимое и если человек классно зарабатывает деньги, то я думаю было бы некорректно сказать ему: «Что  ты делаешь? Зачем ты зарабатываешь деньги? Бросай зарабатывать деньги. Будь нищим». А кто-то хорошо фотографирует. У нас всех есть сильные и слабые стороны. Самое трудное – это как я начал о фотографии, это то, что мы, когда берем камеру, начинаем снимать все подряд. И кому-то везет раньше найти свое направление, кому-то позже. Мне повезло понять, что я люблю людей фотографировать и люблю их в общем.

 

Юрий Стахов:  И руки людей.

Юра Шевченко: Да, руки людей я люблю отдельной любовью. Закончу мысль. И так же само важно понять, что у тебя хорошо получается.

 

Юрий Стахов: Мы сейчас с тобой затронули такие вопросы неожиданно. Я тоже сейчас смотрю на всю свою преподавательскую деятельность, потому что я много учу людей, и я понимаю, насколько мои рекомендации могут быть либо разрушающими или созидающими. То есть, насколько они меняют людей, которые приходят учиться, насколько мы берем на себя функцию направлять людей, когда мы что-то преподаем.

Юра Шевченко: Ответственность, правда?

 

Юрий Стахов: Ответственность, да. Ответственность чувствуется очень сильно.

Юра Шевченко: Да, это большая ответственность и поэтому нужно быть очень аккуратным. И поэтому советую всем обращаться к книге Йоханнеса Итена о цвете, о форме, например,  «Искусство цвета», «Искусство формы». Если не читали, то потратьте время, почитайте и чтобы понять мою следующую мысль, то хотя бы введение почитайте о том, как он пишет – это мега круто. Я вкратце попробую своими словами передать. Он свое учение сравнивает с повозкой, которая вас подвезет к конечному результату, но она не довезет, она только подвезет, какую-то часть поможет пройти, а дальше вы сами. Очень классно он себя сравнивает, потому что тут, как и у врача «не навреди», и у психолога то же самое «не навреди». Чем больше ответственность, тем меньше стоит вот этой девушке говорить «это брось, а вот этим занимайся». Так делать просто нельзя. Меня кто-то воспринимает, задает какой-то вопрос, и я могу так ответить аккуратненько, чтобы человек сам догадался. Потому что нет ничего лучше, чем догадаться самому.

 

Юрий Стахов: Либо чтобы сам принял решение.

Юра Шевченко: Да, плохих лекторов не бывает… Я очень интересную мысль прочитал Бориса Гудымы, он же будет одним из спикеров. Я читал о его ворк-шопе, своими словами передам. Там такие классные слова о том, что бездействие многословно, а действие молчаливо. Мне очень это понравилось. Кто-то может очень красиво говорить, но, сколько там будет пользы, это спорно.

 

Юрий Стахов: Юра будет у нас одним из спикеров на конференции, которая пройдет в Киеве 25-26 ноября, будет рассказывать про другую семейную фотографию. Прямо под этой статьей вы можете найти ссылочку на конференцию, переходите. Если есть вопросы к Юре, задавайте. Если вам понравилось это интервью, комментируйте, чтобы мы звали больше новых фотографов. Вы нас тоже мотивируете это делать. Напишите в комментариях, кого бы еще хотелось послушать. И Юр, расскажи про свои мероприятия, которые ты планируешь обучающие, у тебя будет мастер-класс. Когда? Где? Расскажи ребятам, очень интересно.

Юра Шевченко: Кому интересно меня послушать, в этом году будет у меня в конце этого месяца 28-29 октября мастер-класс во Львове. Основное направление, о чем это будет, мы будем сочинять осеннюю Львовскую историю. У меня есть маленький пунктик, я на каждое время года какую-то хочу историю, чтобы она передала атмосферу этого года. Мне кажется, Львов как никакой другой город и меланхоличный и в то же время теплый. Попробуем что-то сделать, кто хочет – приходите. Будем сочинять эту историю вместе или посмотрите, как минимум, как это делаю я. Будет еще лекция в школе БёрнФлайт, где ЛайтФил студия, у них тоже будет моя лекция о семейной фотографии, о съемке love story 8 ноября. В общем, кому интересно, у меня на страничке все есть, либо мне пишите, я все расскажу.

 

Юрий Стахов: Под этим статьей мы поставим твою страничку на Фейсбуке и все мероприятия можете посмотреть там. Юр, спасибо тебе огромное, что ты пришел. Мы подняли с тобой очень глубокие вопросы, я думаю, они не должны ограничиваться последним интервью, потому что мы тут накидали, мне кажется, тем еще на пять интервью, и про каждую из них можно общаться гораздо дольше. Меня ты точно приколол на пленочную фотографию, я уже подумываю над тем, чтобы купить пленочный фотоаппарат и фоткать хотя бы то, что я вижу вокруг, сделать себе такую отдушину как свадебному семейному фотографу.

Юра Шевченко: Я перебью. Еще у нас есть Полароид и с первого дня как мы с моей женой Олей встретились, мы снимаем на Полароид друг друга, кто-то нас снимает и у нас книжечка, куда мы это вкладываем и это еще интересней. Моментальная фотография, это еще интересней.

 

Юрий Стахов: Круто. Спасибо тебе большое, что пришел в гости, что поделился большой частью себя. Будем рады, если вам понравилось и до встречи в новых выпусках. Пока. Будьте в тренде.