Стахов Юрий: Нас очень любезно пригласил в гости Даниил Величко. Спасибо тебе огромное за приглашение! Мы познакомились с тобой на вечеринке Super Photographers, вместе участвовали в проекте ведения онлайн-трансляции для фотографов. Это было очень интересно знакомство и мне захотелось у тебя много поспрашивать, потому что у тебя большие достижения в области коммерческой фотографии. Твой пример и в направлении подписчиков, и в направлении брендов, с которыми ты работаешь, и твои результаты сами говорят за себя. Расскажи сначала, как ты пришел в фотографию. Занимался ли ты свадьбами, нюшкой? Чем ты занимался, пока нашел себя? Или ты сразу работал с бизнесами и брендами?

Величко Даниил: Наверное, есть смысл начать с того, что у меня есть хорошенькое академическое художественное образование, и я изначально художник. Но есть еще один факт: я ленивая жопа. В формате живописи, процесс от момента задумки работы до финиша, достаточно длинный. Это длинный технологический процесс. Фишка в том, что захотел поработать, но пока натянешь холст, пока его загрунтуешь… и у меня это всё заканчивается на мысли, что мне предстоит такой большой технологический путь. Поэтому в какой-то момент я перестал работать. Когда учился в аудитории, я начал снимать, а потом уже в комфортных условиях дома что-то доделывать. Потом, в один момент, ко мне пришло осознание, что фотография прекрасный инструмент для того, чтобы воплощать то, что ты хочешь, но с гораздо меньшими технологическими жертвами.

 

Стахов Юрий: Это быстрее, да?

Величко Даниил: Да, это гораздо быстрее и меньше вероятности того, что ты перегоришь.

 

Стахов Юрий: То есть, ты не доделывал, и тебя это начинало беспокоить?

Величко Даниил: Я осознавал, что круто было бы что-то создать, но потом я представлял, что сейчас всё в квартире превратится в говнище из масла и с этим придется месяц жить. Поэтому я перешел на фотографию и она меня сильно увлекла тем, что это очень быстрый момент создания арт шедевра. Сделал, снял, выложил, получил лайки.

 

Стахов Юрий: Прикольно.

Величко Даниил: Это не какая-то длинная история, и потом это можно тиражировать. Один холст, в лучшем случае, можно продать дорого один раз, а фотографию можно продавать много раз.

 

Стахов Юрий: А у тебя сразу была коммерческая идея фотографии?

Величко Даниил: Жить ведь на что-то нужно.

Стахов Юрий: То есть, ты сразу это понимал или думал: «Прикольно, хочется фотографировать»?

Величко Даниил: Я начал активно снимать лет 10 назад, когда только зарождались все социальные сети: контакт, одноклассники. Тогда фотография стала очень востребованной с точки зрения селф-презентации. Все начали хотеть супер красивые аватарки. Вначале я фоткал друзей, а потом это разнеслось. Буквально 2-3 недели моего старта в фотографии переросли в то, что у моих друзей появились люди, которые готовы были мне платить за съемки.

 

Стахов Юрий: А это была больше фэшн-история, то есть, искусственное освещение?

Величко Даниил: Это была какая-то дрянь.

 

Стахов Юрий: Дашь нам первые работы выложить?

Величко Даниил: Я готовлю пост о фотографии 10-15-летней давности, чтобы выложить и промотивировать фотографов. Если у них такое же говнище получается, то чтобы они не расстраивались, подождали лет 15, и возможно, забрезжит надежда.

 

Стахов Юрий: Но подождите активно, потому что нужно много работать, да?

Величко Даниил: Кому как. У меня это начиналось с обычных людей, потом начало приносить деньги, потом это меня настолько увлекло и стало приносить столько денег, что я забил на всё остальное, хотя я на тот момент работал уже дизайнером. В какой-то момент я переквалифицировался в фотографа и решил, что я максимально классный. Самое смешное, это когда я пару недель назад нашел свои первые работы и вспомнил свои ощущения. Я сейчас смотрю на это говнище и понимаю, что тогда я был гораздо увереннее в своих работах, чем сейчас. Такая интересная штука. Потом, в какой-то момент, я переехал в Москву.

 

Стахов Юрий: Откуда ты?

Величко Даниил: Я из Ямало-Ненецкого автономного округа города Ноябрьск, но потом меня в какой-то момент занесло в Поволжье, Саранск. Я там прожил 2 года, а потом переехал в Москву.

 

Стахов Юрий: Ты был много в РФ, Москве, а сейчас ты постоянно катаешься в Америку, я так понимаю?

Величко Даниил: Я уже даже не сильно люблю туда кататься, потому что я человек про деньги, и мне здесь зарабатывать деньги гораздо проще. Плюс, ты можешь приехать из региона в Москву и стать своим. Но приехав из Москвы в Нью-Йорк или Лос-Анжелес, ты все равно будешь приезжим, и у тебя в первые 5-10 лет не будет супер классного окружения и связей для того, чтобы делать большие проекты. И ребята, которые у меня есть там знакомые, порой зарабатывают в США меньше, чем в Москве.

 

Стахов Юрий: Потому что здесь, на таком уровне как ты работаешь в бизнес продакшене, конкуренция меньше. Не так много людей, которые могут на высоком уровне реализовать этот продукт.

Величко Даниил: Здесь некая кабала. Начало коммерческих съемок напоминает то, когда человек после ВУЗа приходит устраиваться на работу и ему говорят: «Для того, чтобы попасть на эту работу, вам нужен опыт». Он отвечает: «Для того, чтобы получить опыт, мне нужна работа». В итоге получается замкнутый круг. В коммерции та же самая история. Для того, чтобы снимать коммерческие большие проекты, тебе нужно снять один большой коммерческий проект.

 

Стахов Юрий: Хотя бы фейковый.

Величко Даниил: Нет, желательно реализованный, чтобы его увидели. Здесь всё строится очень просто. Сотовые операторы смотрят, кто снимает для других сотовых операторов, и они стараются нанять тех же.

 

Стахов Юрий: То есть, никто не хочет рисковать деньгами.

Величко Даниил: Да, потому что себестоимость одного дня велика. Да и вообще, в чем опасность коммерческого фотографа, который работает над глобальным брендом и над большой рекламной кампанией? Платится огромное количество денег за аренду площадки, моделей или прав моделей. Это безумное количеств денег. Бюджет может исчисляться в миллионах для одного съемочного дня. И ответственность за красивые картинки ложится на плечи фотографа. От того, насколько твоя репутация безукоризненна и насколько четко ты можешь вложиться в техническое задание и сделать так, как договорились с агентством и клиентом, зависит твоя успешность в коммерческой фотографии.

 

Стахов Юрий: Фотограф, важную роль в построении твоего бизнеса играют соцсети. От того, насколько ты в них шаришь и насколько актуальные тренды используешь, зависит состояние твоего бизнеса. Поэтому под этой статьей есть ссылочка на мой бесплатный 2-часовой вебинар о том, как фотографу прокачать свои соцсети и ознакомится с основными трендами будущих годов. Проинвестируй 2 часа своего времени в то, чтобы быть на шаг впереди своих конкурентов, понять, как продвигать соцсети и получать через них клиентов. Гоу туда, регистрируйся, до встречи на вебинаре, ссылочка под статьей.

Я тебя уже немного увел в сторону, потому что мне самому это интересно, как все происходит с бизнесом и деньгами. Давай немного вернемся к тому, каким был твой первый проект и как ты пришел в коммерческую фотографию? Сейчас ты, насколько я понимаю, не особо снимаешь личности? Или у тебя есть индивидуальные съемки? Они дорого стоят?

Величко Даниил: Есть. Я вообще не ограничиваю себя рамками. Я вполне могу сегодня снимать большую федеральную компанию, а на следующий день сделать частную съемку, а после этого сделать обложку для сингла и поснимать танцоров.

 

Стахов Юрий: Для тебя это тоже процесс творчества, чтобы ты не делал одно и то же?

Величко Даниил: Да. Для меня и коммерческие проекты – это тоже творческий проект, но в коммерческих проектах мое творчество заключается в коммуникации. Коммуникации, как в поиске баланса между клиентом и агентством. Это супер крутая политическая штука.

 

Стахов Юрий: Хорошо. Как получился первый твой проект, на котором ты заработал деньги или твой первый кейс, который позволил тебе дальше выйти в направлении больших брендов?

Величко Даниил: Когда я приехал в Москву (возвращаюсь обратно), я был мега уверенным в своих картинках. Я думал о себе невероятно круто. У меня работал юношеский максимализм, и я всем рассказывал, какой я невероятно крутой фотограф. И понятное дело, начинались частные съемки, которые были, как мне казалось, супер крутыми. Люди тоже в этом разделяли мое мнение. Когда снимаешь одного человека, а приходит еще 2-3, то у друзей моих друзей начали появляться селебы, и я начал снимать селебы для проектов. Это было так смешно и весело в коммуникации, что через время эти селебы стали ставить меня на коммерческие проекты.

 

Стахов Юрий: То есть, ты им нравился как личность, кроме результата, который ты показывал?

Величко Даниил: Да, потому что снять человека на белом фоне…

 

Стахов Юрий: Может каждый.

Величко Даниил: Необязательно даже в школу ходить, достаточно пройти мимо фотошколы, или просто на площадке быть. Например, есть человек ответственный по свету, или на некоторых проектах есть техник по камере. Поэтому задачей фотографа на коммерческих проектах является правильно пропустить через себя бриф, который уже пропущен через селебы или модель, которая участвует, нажать на кнопку, подойти большому плейбеку и убедить заказчика, клиента и агентство, что это то, что им нужно.

 

Стахов Юрий: То есть, и заказчик, и агентство настолько сомневаются? Постоянно все рискуют деньгами и настолько из-за этого стрессуют, а ты уверенный столп.

Величко Даниил: Да, тебе нужно подвести к выбору варианта и сказать: «Все согласны?» И насколько уверенно ты эту фразу произнесешь, настолько большой будет продолжительность дальнейших дублей и съемок.

 

Стахов Юрий: Прикольно. Многие фотографы переживают за качество съемки, за шумы, за свет, за освещение и за то, как они справятся с технической стороной кадра, а ты говоришь о том, что в первую очередь важна коммуникация, уверенность в себе и умение объединить с помощью эмпатии заказчика и студию в один фокус, чтобы сказать им, что это именно та картинка, которую они искали.

Величко Даниил: Да, важны исключительно харизма и коммуникация.

 

Стахов Юрий: Хорошо. Можем мы тогда от тебя посоветовать фотографам заморачиваться не только технической стороной (объективами, линзами, техникой Sony, Nikon, Canon), а еще харизмой, общением и коммуникацией?

Величко Даниил: Да, потому что красивые картинки снимать очень просто. Для того, чтобы угодить в технический бриф и сделать так, чтобы людям понравилось – это очень просто. Об этом неоднократно ты говорил и другие люди. Неделя практики – и ты снимаешь как бог, какую-то конкретную сюжетную ситуацию.

 

Стахов Юрий: А у тебя было, что ты шел практиковаться, чтобы не налажать перед каким-то сложным проектом?

Величко Даниил: Нет. Если спросишь о каком-то секрете успеха, как меня спрашивают о том, что нужно сделать, то в идеале, чтобы сформироваться, быстренько научиться и стать супер классным коммерческим фотографом, нужно взять технику в кредит, уволиться с работы, и дальше работает инстинкт самосохранения.

 

Стахов Юрий: Ты еще говоришь о такой штуке как фокус. То есть, убрать всё ненужное, и если хочешь быть фотографом – будь фотографом. Не ходи на работу, не откладывай, а возьми технику в кредит.

Величко Даниил: Если хочешь, всегда можно вернуться. Насчет меня, то я не догадывался о существовании RENTAPHOTO. Где-то в глубине души я думал, что было бы неплохо брать технику в аренду, но мне почему-то не хватало мужества это прогуглить. Поэтому в какой-то момент я скупал технику как сумасшедший. Соответственно, большинство денег уходило на техническое оснащение.

 

Стахов Юрий: А сейчас ты проще относишься к этому вопросу? Ты берешь под проект нужную технику и всё?

Величко Даниил: Нет, я работаю на среднем формате, на Hasselblad. Это мой фотоаппарат, и это одна из приоритетных штук, что у тебя есть свой Hasselblad и его не нужно брать в аренду. Также в коммерческой фотографии есть определенный технический райдер, в который ты должен проходить.

 

Стахов Юрий: У тебя еще Sony в комнате стоит?

Величко Даниил: Нет, это всякое старье. Мне ребятишки предпочитают отдавать свои старые камеры, которые ушли в небытие после того, как у них появились айфоны.

 

Стахов Юрий: Хорошо. Давай еще раз вернемся. Был ли такой проект, который дал тебе дорогу в жизнь?

Величко Даниил: Были селебы. Один из самых больших персонажей, который проходит красной нитью через всё моё творчество, тот же Сергей Лазарев, для которого мы начали снимать очень много всякого материала. Практически всё, что выходило за последние 10 лет, было снято нами, начиная от портфолио и заканчивая огромными коммерческими проектами, например, реклама Sony. Там была тьма тьмущая всего. Также я прекрасно владею графическим дизайном, делаю айдентики, верстаю, делаю сайты и т.д., поэтому я потихоньку у клиентов брал большие пласты работы под ключ.

 

Стахов Юрий: Брендинг, получается?

Величко Даниил: Брендинг, и верстки, и сайты мы из этого делали. Потом делали макеты для прессы, витрины и всего остального. Наша команда для клиентов была всегда классной, потому что если раньше они общались с 5-6 подрядчиками, то сейчас мы всё завязали на себе. Когда мы каждый сезон поднимали свой ценник, то они пытались оптимизировать свой бюджет и вернуться к старой схеме работы, но после контраста работы с одним человеком, быстренько находили возможность платить нам.

 

Стахов Юрий: То есть, когда они звонят и спрашивают, как их сайт, ты спокойно отвечаешь, потому что контролируешь этот процесс. Когда они звонят в агентство, то слышат: «Я это не знаю. Сейчас узнаю. Я за это не отвечаю».

Величко Даниил: Нет, здесь даже другая история. Фотограф делает картинки, ретушер их ретачит отдельно, а потом дизайнер с ними работает. Потом кто-то дальше адаптирует эти макеты под разные площадки. Все эти подрядчики творчески и они частенько могут говорить, что это фотограф так плохо снял и по-другому уже не отретачить. Потом дизайнер может сказать, что ничего не получится, потому что снято не в тех пропорциях, и нельзя заверстать по-другому. Они все друг на друга спихивают миллионы причин, чтобы оправдать свой результат или недовольство клиента. Когда же ты один за всё в ответе, то с тобой очень просто вести коммуникацию.

 

Стахов Юрий: Друзья, творческим людям всегда сложно найти баланс между творчеством и бизнесом. У меня есть для вас моя крутая авторская книга «Финансовый прорыв фотографа», которая помогает фотографам именно в направлении бизнеса. В ней прописаны бизнес-процессы в направлении фотографии и как фотографу начать зарабатывать на своем хобби. Ее получило уже более 3000 людей по всему миру. Поэтому, под этой статьей в описании можете забрать экземпляр книги себе и сделать инвестицию в свое образование как профессионального фотографа.

Ты больше предприниматель или фотограф?

Величко Даниил: Я не про бизнес. Я больше просто веселый человек.

 

Стахов Юрий: Но при этом хочется, чтобы тебе достойно платили и ты один из самых дорогих фотографов.

Величко Даниил: Мне не хочется, а я этого требую.

 

Стахов Юрий: Расскажи о цифрах. Сколько ты сейчас берешь за личную съемку, сколько стоят бизнес-проекты? Ты снимал МегаФон, Sony, Билайн. Может еще какие-то бренды назовешь?

Величко Даниил: По часам у нас не получается работать, потому что все равно выходит адски дорого. Поэтому в среднем, я, техника, ассистент, студия – 5000-10 000 евро/долларов. Это зависит от того, насколько концентрированный проект. Постпродакшн отдельно. То же самое относительно частных съемок. Мы все в таком ценнике плюс-минус.

 

Стахов Юрий: А в сегмент видео ты не уходишь? Если человеку нужно видео, то он обращается в другое место?

Величко Даниил: У меня есть команды ребят, с которыми мы работаем и роскошно дополняем друг друга. По большей части все большие коммерческие проекты всегда снимаются синхронно. То есть, мы работаем в тех же локациях параллельно с видео, а в моменты перестановок подснимаем одно и то же.

 

Стахов Юрий: То есть, можно сказать, что индивидуальная съемка у тебя стоит 5000-10 000 долларов?

Величко Даниил: И выше, я бы так сказал.

 

Стахов Юрий: Расскажи свой путь формирования команды. Ты говорил, что у тебя был продакшн, сейчас много на аутсорсе. Ты постоянно оптимизируешь этот процесс под свой комфорт. Расскажи историю развития тебя, как управляющего бизнесом.

Величко Даниил: У меня проблемы с делегированием. Я не самый роскошный командный игрок. Очень долго, особенно в начале своего пути, я работал и замыкал на себе коммуникации. В какой-то момент это меня устраивало, но потом мне пришла идея открыть продакшн и начать себя масштабировать. Тогда я понял, что один я реально уже не справляюсь с этим объемом и коммуникация со мной настолько комфортна, по словам клиентам, что они начинают передавать несвойственные мне компетенции. Например, технические моменты.

 

Стахов Юрий: Тот же SMM?

Величко Даниил: Да, они готовы передавать, потому что подсаживаются на легкую непринужденную коммуникацию и предлагают новые задачи.

 

Стахов Юрий: Короче, это опять про личность, бренд и харизму, правильно? Про твой личный бренд.

Величко Даниил: В этом формате личный бренд формирует только одно и это ответственность, а также дисциплину, не подводить, ночами сидеть, пахать. Именно это и отличает тебя от работы в большой команде. Когда ты один, и рискуешь своей репутацией, деньгами и т.д., то тебе вообще плевать, есть у тебя муза или ее нет. Ты сказал, что отдашь проект в пятницу, и сидишь неделями, бессонными ночами работаешь.

 

Стахов Юрий: И у тебя, получается, большой поток сарафанного радио, да? Если ты так легко закрываешь боль селеб, то они тебя советуют друг другу?

Величко Даниил: Да. В какой-то момент я понял, что уже есть необходимость масштабировать это всё. Я рационально понимал, что какую-то часть есть смысл делегировать, и под крылышко мой репутации и ответственности взрастить каких-то людей, которые будут выполнять технический функционал, а я буду отбивать свою жизненную себестоимость и ничего не делать.

 

Стахов Юрий: Чтобы ты был управляющим, а они делали за тебя?

Величко Даниил: Чтобы я занимался интересными проектами, а они дочищали всякую техничку, и делали проекты, которые не проходят по бюджету (в которые я не иду, потому что мало денег). Лет 5 назад я пришел к тому, что арендовал большую студию, в которой иногда работало около 30 человек. Но случились 2 фактора. Первый – валютный скачок, кризис, и все наши ритейловые клиенты, которые открыли магазинные сети, частично остались на плаву, а частично закрылись. У многих были долларовые аренды, у кого-то производство за границей. Вся эта себестоимость выросла в разы, а покупательская способность так же упала в разы, только в другую сторону.

 

Стахов Юрий: Кризис.

Величко Даниил: Да. Они начали резать наш маркетинг. Поэтому у меня команда лишились многих проектов. Но, тем не менее, мы все равно снимали разные проекты. Во время этого я столкнулся с тем, что все построено на том, как я отношусь к проекту, к заказчикам и своему слову. Когда же я беру проект для команды, то в первую очередь я рискую своим словом и репутацией, а ребята, которые делают этот проект, рискуют, в худшем случае, половиной своей зарплаты, поэтому относятся соответственно. Поэтому в какой-то момент я понял, что помимо того, что я делаю свой объем работ, мне приходится их контролировать, потом за ними переделывать, вести коммуникации, потому что там всё начинает очень странно работать. Тогда я понял, что нахожусь в офисе 365 дней, 24/7, денег зарабатывают достаточно много, но я вообще не счастлив.

 

Стахов Юрий: Получается, у тебя возникло много геморроя, чтобы это всё переделывать? Ты прикрывал собой, потому что это твои проекты.

Величко Даниил: Да, и это бесконечный стресс, потому что ты не понимаешь, сделает этот человек или не сделает. Тогда пришло осознание, почему я работаю в Москве по валютным деньгам, когда можно поехать в Штаты и поработать там за валютные гонорары, которые если тратить в России, то они вполне вменяемые. Я понял, что наигрался в свою большую студию и продакшн в пафосном и красивом формате. Я всю эту историю прикрыл и переехал в пространство с видом на Кремль.

 

Стахов Юрий: Ты свою квартиру имеешь в виду?

Величко Даниил: Да, мне мега комфортно здесь.

 

Стахов Юрий: Творческое пространство.

Величко Даниил: Да, прям мастерская.

 

Стахов Юрий: У тебя 5 рабочих мест, и ты говоришь, что работаешь за каждым из них?

Величко Даниил: Да, потому что есть компьютер для монтажей видео, ноутбуки. В зависимости от съемки, у меня есть весь комплект оборудования. Я на съемки езжу с Playback iMac, даже если это уличная выездная съемка – на тележках катается iMac.

 

Стахов Юрий: А как у тебя реорганизовался бизнес? Ты здесь, а все ребята, которые остались в команде, теперь на аутсорсе?

Величко Даниил: Мы привлекаем ребятишек под конкретный проект. Я всех убрал с оклада, кроме главного человека в компании, который разруливает все административные вопросы. Это продюсер, Наталья Михайловна.

 

Стахов Юрий: Администратор-операционист получается, да?

Величко Даниил: Да, она фото-продюсер, долго работала в глянце и она всё организовывает. Всё, что не касается творчества, на ее роскошных плечах.

 

Стахов Юрий: Круто. Как ты считаешь, любому фотографу нужен сильный операционист? Ведь мы как фотографы про творчество, а есть много рутины, которая нас убивает.

Величко Даниил: Ты говоришь о том, чтобы тебя кто-то качественно и грамотно продавал или с точки зрения организации?

 

Стахов Юрий: Организации.

Величко Даниил: Это зависит от масштабов. Я долго существовал на этом уровне и без такого вида помощи. Безусловно, это удобно, но это не самое важно. Вопрос еще в том, когда у тебя очень много коммуникации, ее нужно по-хорошему делегировать.

 

Стахов Юрий: А кто у вас в команде базовый? Ты фотографируешь. А есть у вас ассистент-осветитель, который шарит в свете?

Величко Даниил: Ассистент просто. Я не беру техников по свету, потому что сам его настраиваю.

 

Стахов Юрий: Еще у тебя, наверное, есть ретушер?

Величко Даниил: Нет.

 

Стахов Юрий: Тоже сам всё ретушируешь ручками? А кто тогда у тебя есть на проектах?

Величко Даниил: Есть человек, который занимается сайтами, и люди, которые занимаются мобильными приложениями.

 

Стахов Юрий: То есть, это больше для технических задач и IT, а всю фотографическую часть делаешь ты? Возможно, у тебя нет отдела постпродакшена, потому что ты делаешь не очень много съемок, но дорого?

Величко Даниил: Да, я делаю немного. В какой-то момент я понял, что не хочу много работать. Когда я много работаю в съемочном марафоне, даже за очень большие деньги, то я перестаю быть счастливым и начинаю всё ненавидеть. Поэтому я работаю задорого и мне это до сих пор интересно. Я бы работал больше, но искусственно делаю дефицит за счет многих факторов, в том числе и финансового, чтобы мне было интересно. Фотографом я считаю себя для инстаграма, чтобы подписать и люди меня как-то идентифицировали, но уже несколько месяцев назад я поменял описание в профиле с фотографа на visual artist. Для меня фотография – это исключительно средство. В моем представлении, фотография – это что-то документальное и то, что фиксирует некую действительность. Я же больше создаю новое на коммерческих проектах или частных съемках. Я делал бы это ручками, но просто я ленивый. Потом я делаю это ручками, на постпродакшене. Если взять параллель с одеждой, то есть фотографы, которые работают для больших масс за небольшие денежки. Они способны одевать человека очень тепло, по сезону, чтобы можно было раз в два месяца в этот магазин ходить и переодеваться заново. Я же человек из ЦУМа, очень дорогой. Если говорить о высоких брендах, то себестоимость сумки Prada порой такая же, как и сумки в масс маркете. Просто в первый вариант накручена еще философия материала, сервиса, который ты получаешь. Я осознанно и искусственно за счет повышения цены и других штук, выкручиваю себя в премиум-премиум сегмент.

 

Стахов Юрий: Ты понял, что можешь сделать то же самое в фотографии, давая при этом супер крутой продукт. Мы ведь не будем исключать, что эти сумки и вправду крутые.

Величко Даниил: Они крутые, да, но порой по функциональности, они точно такие же как в Zara. А если брать вообще какие-то сумасшедшие бренды, то у них болоньевая херь стоит адских денег, но если ты ее оденешь, все поймут, что ты богатый.

 

Стахов Юрий: Всем интересно, как начать много зарабатывать на фотографии и меньше работать. Все фотографы ленивые. На мой взгляд, ты являешься эталоном фотографа, который смог меньше работать, больше зарабатывать и делать крутые проекты. Все этого хотят. Можешь поделиться какими-то инсайтами, как это сделать? Все хотят снимать звезд, но не знают как. Они думают, что им нужен новый объектив.

Величко Даниил: Техника не нужна. Я очень долго снимал на обычные простые камеры. Преимущество среднего формата, на котором я сейчас работаю, я до конца осознал только в тот момент, когда начал снимать на него. До этого я думал, что куплю самую дорогую камеру и буду ходить с ней и рассказывать, сколько она стоит. Если честно, так оно и было. Самое смешное, что я купил себе Hasselblad за космические бабосики, и на первой съемке думал, что за такие деньги он, наверняка, снимает круто в автоматическом режиме, и поехал на выездную съемку в Нью-Йорк. Уже в Нью-Йорке, в Дамбо, под Бруклинским большим мостом, я достал Hasselblad и понял, что у него нет автофокуса.

 

Стахов Юрий: И что делать, да?

Величко Даниил: Потом преимущества нашлись, но на тот момент я немного очканул.

 

Стахов Юрий: Она должна была сама всё делать.

Величко Даниил: За эти деньги он должна была еще и модель к себе расположить и всё устроить, а получился адский ад. Но зато, эта техника, которая стоит кучу денег, отличается одним классным качеством – она не умеет снимать быстро. Большая проблема людей, которые снимают на репортажные камеры Sony, Canon по 50-60 картинок в минуту в том, что можно запариться выбирать потом. Здесь же, когда камера снимает в лучшем случае 1-2 картинки в минуту, то ты делаешь всё, что от тебя зависит, чтобы подготовить всё к щелчку.

 

Стахов Юрий: Эта история с пленкой даже связана, да?

Величко Даниил: Да, частично к этому относится. У тебя есть плейбек, который ты можешь потом посмотреть, но вся фишка в том, что ты делаешь картинку в момент создания картинки. Ты всё проверил, протестил, сделал 10 картинок и на этом съемка закончилась.

 

Стахов Юрий: Расскажи, пожалуйста, о своем худшем и лучшем проекте – о тех, о которых можешь рассказать. У тебя ведь, наверное, НДА есть.

Величко Даниил: Да, есть. Худший… они все отвратительны по своему. Прикинь, вот такой ответ. Плохих нет, или у меня просто память плохое забывает. На самом деле, какой-то откровенной гнили не было.

 

Стахов Юрий: А снимал ли ты просто трэшак какой-то? Всё не получалось, было не так, как нужно, и в итоге еле выкарабкались?

Величко Даниил: На каждой съемке в какой-то момент кажется, что всё катится в бездну. Но, важный лайфхак, даже если у тебя всё горит на съемке и взрываются лампы, не подавать виду, а говорить, что у нас всё идет по таймингу.

 

Стахов Юрий: Это крутое правило Стива Джобса, который говорит: «Если вы даже не знаете, что делать, действуйте так, как будто вы абсолютно уверены в том, что будет, и все вам поверят».

Величко Даниил: Да, потому что вообще никто не понимает, что происходит, поэтому нужно делать вид, что у тебя всё под контролем, даже если это не так.

 

Стахов Юрий: Какой самый запоминающийся проект, который ты можешь выделить за всю свою карьеру фотографа за 15 лет? Какой тебе больше всего понравился не в плане денег, понятно, что это приятно, а понравилось работать с кем-то из людей, селеб?

Величко Даниил: Есть у меня съемка, которая запомнилась больше всего. Так как у меня теперь невероятная аудитория, мне приходит много рекламных предложений. Поэтому начался новый этап в моей жизни: снимать самого себя в качестве рекламы для какого-то бренда, а снимать в формате лайфстайл самого себя я не очень умею. Поэтому приходится снимать старыми механиками вижуалы. То есть, как я снимаю коммерцию, так и себя – с виски и с другими штуками. Когда ты работаешь с моделью, то всегда можешь на нее наорать и как-то всё отрегулировать, модель может под себя подстроить фотографа, если это необходимо, но когда ты один, то появляются достаточно сложные внутренние диалоги.

 

Стахов Юрий: Раздвоение личности происходит, да?

Величко Даниил: Да, когда ты думаешь: «Что со светом??» Начинаешь вести внутренний диалог или спор, и сорваться не на кого, потому что ты сам автор того, что делаешь.

 

Стахов Юрий: Ты посещаешь психолога?

Величко Даниил: Нет, я проживу с этим. Я переосмыслил работу с моделями теперь.

 

Стахов Юрий: Это круто, попробовать себя в роли модели, чтобы понять, что происходит.

Величко Даниил: Да, сам себя сними, а потом тебе это еще показывать, выставлять, тебе за это еще и деньги платят.

 

Стахов Юрий: Мы плавно переходим к вопросу твоего инстаграма. Он у тебя популярный, раскрученный, у тебя активная аудитория, которая любит тебя и то, что ты делаешь. Расскажи, как ты всё это делаешь? Как ты дошел до такого количество аудитории и что делал для этого?

Величко Даниил: Начнем с того, что инстаграмом первые пару лет я пользовался исключительно для того, чтобы фильтровать картинки и спустя какое-то время, для меня было адское открытие, что я виден всем. Я пользовался этим приложением как фоторедактором, фильтр «Валенсия», фильтровал картинки, размещал их в соцсети. Это была обычная бытовая история. Потом, в какой-то момент я понял, что это актуальная платформа, и что у меня с моими картинками происходит какая-то активность. Во-первых, люди их видят, во-вторых, комментируют, подписываются. И самое интересное то, что это нравится людям. Поэтому в какой-то момент я прозрел и почистил много всего. Даже до сих пор, когда я захожу на дно своего инстаграма, то удивляюсь, что некоторые снимки пропустил и не удалил. Когда я осознанное понял, что это платформа, которая живет и ее нужно вести, что-то туда выкладывать, то на тот момент у меня было около 10 000 человек, а у селебов было по 100 000. Я подумал, что это странно и не пользовался этим. Просто делал тревел картинки, выкладывал, вообще ничего не писал, потому что считал, что это соцсеть про визуал и я не буду делать никаких постов. Потом со мной случилась одна простая вещь – я похудел на 30 кг, и стал себе нравиться. Ты не понимаешь, что творится с человеком, который был больше 100 кг, а потом появились прямо кубики на прессе. Ни одно зеркало в спортзале не проходило мимо моей селфи-камеры, и мне нужно было поделиться этой информацией со всем миром.

 

Стахов Юрий: Ты занимался много в зале?

Величко Даниил: Я занимался в зале, не ел, и приводил себя в идеальную форму, которая как мне казалось, должна у меня быть. И мне кажется, что я засрал весь инстаграм своим боди-позитивом. С этим у меня накинулся еще пласт аудитории до 20 000 человек. Потом пришло понимание, что эта платформа начинает быть самодостаточной социальной сетью и в ней нужно работать, появляется аудитория, которую можно конвертировать и монетизировать, не в формате рекламы, а в формате конвертации в своих клиентов. И я начал использовать инстаграм как площадку для своего портфолио. Выкладывал на него всякие бэкстейджи, то всё равно не было того уровня погруженности, как сейчас.

 

Стахов Юрий: Сейчас ты сам ведешь свой инстаграм, правильно? Ты это никому не делегировал. Весь материал туда выкладываешь ты, тебе можно написать в личку и ты можешь ответить, если тебе это интересно.

Величко Даниил: Да, это мое авторство, которое я никому не доверяю. Сам пишу все посты. Я слышал в твоих эфирах и роликах о «рожать посты», то у меня частенько эти роды очень сложные, приходится порою кесарить. Мне очень нравится эта штука и для меня это некий челлендж, потому что когда я прощупал, что это реально работает, то понял, что нужно себе ставить адские планки. Поэтому я решил, что буду каждый день выкладывать супер крутую картинку. На тот момент у меня было очень много неопубликованных проектов, но прошло несколько месяцев, и я понял, что мне не с чем выйти в инстаграм. При этом, я не постил себя, чтобы не портить красивый контент и красивую ленту. Поэтому я довел себя до адской паники. Я понял, что я никто, что я исписался, из снимался, мне нечего выкладывать. Потом, ко мне пришла мысль, что можно выкладывать старые фотографии. Теоретически, новое – это давно забытое старое. Так я еще дальше протянул с этим всем, но потом я понял, что людям стали неинтересны просто красивые картинки. Помимо этого им нужен бэкграунд того, как эти картинки создаются. Ко многим картинкам нужна предыстория моей жизни для того, чтобы понять, насколько это для меня серьезная штука. И мне нужно им показать себя.

Стахов Юрий: Твою личность, которая стоит за всем этим.

Величко Даниил: Опять же, красная линия всего нашего интервью – это то, что снимать красивые картинки не так сложно, это всё просто. Но для того, чтобы сконвертировать зрителя в своего клиента, нужно сделать так, чтобы он захотел увидеть себя через призму твоего внутреннего мира. Ведь когда ты снимаешь человека, то в любом случае, ты снимаешь его реакцию на себя.

 

Стахов Юрий: То есть, им важно увидеть, кто с ними будет работать.

Величко Даниил: Да. Им важно понять, через что им придется пройти. То есть, нужно понять, веселый ты человек или нет, есть ли у тебя чувство юмора и будет ли смешно на съемке, чем ты вдохновляешься и живешь, и другие маленькие нюансы, которые создают к тебе эмоциональную привязку, в первую очередь, как к личности, а потом уже к тому продукту, который ты делаешь. Личность – это персонализация бренда и это первостепенное. Мне кажется, что если я сейчас даже запою, то моя аудитория будет ко мне лояльна, потому что они в первую очередь симпатизируют мне как творческому человеку, а уже потом как фотографу.

 

Стахов Юрий: И ты начал больше транслировать себя во всем этом?

Величко Даниил: Да, я решил, что есть смысл открыться этому миру и рассказывать о своих мыслях. Чем больнее мысль, которую ты проживаешь, тем она более искренняя, и такое вообще супер круто заходит. Соответственно, ты получаешь супер крутые фидбеки.

 

Стахов Юрий: Этот контент не оставляет аудиторию безразличным, в отличие от того, когда ты просто выкладываешь свои работы, картинки, портфолио.

Величко Даниил: Порой я понимаю, что картинка супер крутая и ее даже нет смысла подписывать, но я пошел дальше. Какое-то время все гнались за интерактивом и как только появились карусели, а начал делать длинные панорамы, но я их не просто рубил на картинки, а делал переходящие. Я супер быстро к этому проникся и рассекретил, как это  делать. Ко мне быстро пришла эта штука, и я начал делать это первым. Поэтому у меня до сих пор инстаграм – это длинные карусели порубленных картинок. Также, одним из первых я начал выкладывать одну картинку в 10-и тонировках, и спрашивать у людей, какая им больше нравится. Для начала я это выложил просто в формате абсурда, типа: какая вам нравится, цветная или черно-белая? И я просто очень удивился, что людям важно что-то мне сказать. Они устраивают комплиментарный батл, на котором оканчиваются прилагательные и эпитеты. Им важно что-то решить и высказать.

 

Стахов Юрий: Это круто, потому что подписчику очень важно почувствовать свою экспертность в отношении тебя.

Величко Даниил: Да, значимость. И когда они угадывают то, что мне нравится, то они невероятно счастливы, а я невероятно счастлив, что они пишут комментарии. Я очень редко пишу комменты, и не понимаю, что должно произойти с человеком, чтобы он отложил все дела и написал в неудобном интерфейсе инстаграма в комментариях огромный кусок текста адресованный мне.

 

Стахов Юрий: То есть, насколько ты его вовлекаешь.

Величко Даниил: Да, и они у меня такие лапочки, такие интеллектуальные. Когда работаешь с селебами, заходишь на их аккаунт и видишь комментарии и фидбеки, то думаешь, где эти врата ада открылись.

 

Стахов Юрий: Через что произошел самый большой прирост? Было 20 000, а сейчас у тебя больше 200 000?

Величко Даниил: Нет, у меня сейчас 173 000.

 

Стахов Юрий: А как произошел это прорыв? Тоже через селеб или были еще какие-то механики?

Величко Даниил: Там было много факторов. Год назад мы запускали проект – делали большое мобильное приложение, называется Селфи Батл. Это интерактивная маркетинговая штука с элементом соцсети, и я, как автор этого проекта, тестил ее. Люди, которые приходил туда играть, получали от меня лайк, удивлялись, что их лайкали, переходили из Селфи Батла, находили меня в инстаграме и подписывались. Плюс, мы делали очень большую рекламную компанию с вовлечением селебов, и оттуда тоже приходило очень много людей. Плюс, кроме моих работ и всего остального, у меня есть еще проекты с ТНТ, Comedy Woman (я снимался у них в промо, мы шутили). Органика от проектов, от того, что селебы постят мои картинки и пишут под ними, и не просто пишут какой-то рекламный текст (я сегодня позавтракала, выпила такую воду, ресницы сделала у такого-то человека), а порой до слез восхищаются и пишут именно обо мне. Причем, я их об этом не прошу.

 

Стахов Юрий: То есть, важно если ты работаешь с лидерами мнений и продажными блогерами, то важно, чтобы они упомянули тебя, а не просто тупо отметили.

Величко Даниил: В том, что ты делаешь, есть смысл добиться того, чтобы человек был тебе благодарен, и не важно, платит он тебе деньги или ты ему платишь. Важно поразить человека настолько, чтобы он написал об этом, и чтобы ты его не просил.

 

Стахов Юрий: Дать больше, чем ты обещал.

Величко Даниил: Я никого не прошу об этом писать, и когда я вижу какие-то фидбэки, то это очень приятно.

 

Стахов Юрий: Отдельно инстаграм тебе уже тоже приносит денег, да? Тебе это нравится и ты не ожидал?

Величко Даниил: Да. Это очень круто. Например, полететь в Шотландию и сняться где-нибудь на обрыве в рекламе виски. Это невероятно классно. Или, улететь в Гонконг и порекламировать сеть отелей. Круть? Круть. Или, тебе привозят девайсы и просят жуткую необязательную рекламу. То есть, они говорят сделать как-то супер нативно, если мне понравится, и оставляют мне девайс. Я ведь не пишу максимально коммерческие посты.

 

Стахов Юрий: То есть, грубо говоря, можно сказать, что ты уже полноценный блогер?

Величко Даниил: Да, но, так же как и в фотографии, я решил, что буду очень дорого стоить, чтобы не превращать свой инстаграм в доску объявлений.

 

Стахов Юрий: Короче, о массаже не будешь постить.

Величко Даниил: Никаких массажей, работы для мамочек в декрете, гранатовых эмульсий от растяжек – это не ко мне. Более того, у меня есть пару прецедентов, когда коммерческие заказчики, для которых я снимал рекламные компании, платили для того, чтобы я разместил это как портфолио, чтобы моя аудитория увидела этот рекламный месседж. Такой вот я алчный человечек.

 

Стахов Юрий: Прикольно. Получается, ты можешь заключать контракты с брендами на основе использования своего инстаграма и упоминания в нем работы продакшена. Ты туда можешь напихать очень много всего за большие суммы.

Величко Даниил: Да.

 

Стахов Юрий: Ты много путешествуешь, и у тебя есть несколько проектов в Америке. Ты говорил, что у тебя есть в Лос-Анджелесе и Нью-Йорке. Что там происходит? Что это за часть твоего бизнеса?

Величко Даниил: В Нью-Йорке открыт продакшн при модельном агентстве. Это продюсерская история. Они юзают наши кейсы и делают проекты для клиентов модельного агентства. Иногда, когда мне совсем надоедает Москва, хочется перемен и поработать в другой стране, то я еду туда и работаю там. Себестоимость поездки отбивается, и получаются супер красивые картинки из Нью-Йорка, которые идеально раскрашивают профиль в инстаграме. А в Лос-Анджелесе история с диджитал.

 

Стахов Юрий: Но в то же время, ты говоришь, что здесь тебе нравится больше, здесь ты больше зарабатываешь, и настроен быть в Москве?

Величко Даниил: Мне здесь очень классно, потому что моя Москва совершенно другая. Она заключается в пространстве моей квартиры, машины и еще нескольких мест в Москве. И мне очень комфортно, что здесь можно жить 24/7. У меня рядом круглосуточный магазин, фитнес-клуб, в который я хожу каждый день, и я даже знаю, где в Москве можно подстричь ночью голову, если тебе это необходимо. Чтобы ты понимал, в Лос-Анджелесе есть продуктовые магазины, которые не работают на выходных, это я уже не говорю о круглосуточных. В Нью-Йорке ты испытаешь достаточно большой дискомфорт, если ты захочешь поесть в 3 часа ночи. Тебя ждет в лучшем случае фастфуд.

 

Стахов Юрий: Мак.

Величко Даниил: Нет, как там Мак. Там не Маков круглосуточных. Три позавчерашних хот дога на заправке – вот это может быть твоим поздним ужином. А в Европе вообще кошмар и ты не понимаешь, как тебе нужно подстраиваться под этот местный бизнес.

 

Стахов Юрий: Сейчас ты тоже видишь, как ускоряется сама жизнь? Если ты чего-то захотел, то тебе нужно это как можно быстрее получить?

Величко Даниил: Да. У меня недавно было 30-летие, и в очередной раз была проблема с wish-листом (листом подарков), потому что все хотят подарить что-то нужное. Я же столкнулся с той мыслью, что я перестал терпеть. Я всё в своей жизни делаю для того, чтобы в какой-то момент просто перестать терпеть. Если мне чего-то хочется сейчас, то я сделаю всё, чтобы оно у меня появилось.

 

Стахов Юрий: Как ты видишь свое развитие в ближайшие 5 лет? Семья, подруга по жизни, бизнес, который работает без тебя? Ты размышлял над этим?

Величко Даниил: Я не верю в пассивный доход, потому что это так не работает. 50 однушек тоже нужно сдавать. Ты можешь, конечно, взять человека, который будет этим заниматься, но такое количество денег можно вложить иначе и сделать их более ликвидными. Я не верю в пассивный бизнес, и мне нравится челлендж с этим миром. Я увеличиваю свою себестоимость и начинаю зарабатывать больше. Я верю в закон о том, что чем больше тратишь, тем больше зарабатываешь. Меня это бодрит и держит в тонусе. Поэтому работать я буду. Мне очень нравится, что у меня появляется много источников и стратегий, как можно маневрировать свои рабочие будни и концентрировать в разные месяцы доход из разных сфер. Например, где-то инфлюенсирством закрою какую-то часть, где-то поснимаю, где-то частные истории поделаю. Сейчас начинаю работать на телеке на всяких ТВ проектах, как оказалось, за них еще и деньги платят.

 

Стахов Юрий: По поводу семьи. Хочешь или нет?

Величко Даниил: Семью хочется и кучу детей, но я сегодня видел мотиватор о том, что люди, которые в 30 и без детей, живут как в 20, только с деньгами. Вот это я. Детей хочется, и желательно, чтобы их 18-летие я встретил не старше 50, потому что дальше будет очень сложно общий язык находить. Поэтому план на ближайшие 3 года – это, наверное, размножаться. Всё остальное, чего бы я ни захотел, я знаю, как этого добиваться. Поэтому главная задача – захотеть чего-то.

 

Стахов Юрий: Ты ж челленджишь себя как-то? Это расслабляет, когда ты можешь позволить себе больше, чем мог позволить раньше? У тебя есть деньги, ты популярный фотограф, круто зарабатываешь, и наверняка тебя интересует дальнейшее развитие.

Величко Даниил: Нет, уже начинается зона комфорта. Я объективно понимаю, что гонорар у меня искусственно завышен и он дорогой для того, чтобы сегментировать клиентов, но есть проекты, в которых нет денег. Поэтому сейчас на некоторых проектах я работаю за тот гонорар, который клиент может заплатить, и даже не спрашивая цифры, говорю им перечислить его в благотворительный фонд.

 

Стахов Юрий: То есть, в твоей жизни появляется период, когда ты хочешь отдавать.

Величко Даниил: Да.

 

Стахов Юрий: Мне кажется, это хорошая нота для завершения всего того, о чем мы говорили.

Величко Даниил: Потому что с этим приходит совершенно другая энергия. Это круто.

 

Стахов Юрий: То есть, ты видишь фидбек от того, что ты помог кому-то что-то реализовать и понимаешь, что твои действия в этом мире не случайны.

Величко Даниил: Да.

 

Стахов Юрий: Спасибо тебе огромное, во-первых, за открытое приглашение к тебе в гости. Я понимаю, что моя передача на ютубе превращается в «Пока все дома», но мне очень приятно и познакомится, и я увидел тебя совсем с другой стороны. В инстаграме как-то по-другому было. Мне очень приятно, что ты пригласил, приятно было пообщаться, очень интересные ответы. Спасибо тебе огромное, очень рад.

Величко Даниил: Спасибо.