Как начать фотографировать вкусно?

Стахов Юрий: Расскажи о том, как ты начинал фотографию. Это мой достаточно частый вопрос, но мне всегда интересно, как люди приходили в фотографию, какие жанры пробовали. Многие ребята, которые нас смотрят, еще не определились с жанром, и возможно, твоя короткая история пути успеха может кого-то замотивировать на великие свершения.

Фото Данильченко Ярослава.

Фото Данильченко Ярослава.

 

Данильченко Ярослав: Короткие пути успеха – с этим сложно. Я в свое время работал в полиграфии дизайнером. Мы делали заказ, и нужно было сделать фотографию здания. Со зданием были проблемы в плане той картинку, которую нам прислал клиент. Я взял мыльницу и пошел снять здание, рядышком с офисом.

 

Стахов Юрий: То есть, тебя вынудили сделать нормальную фотографию?

Данильченко Ярослав: Я сам себя вынудил, потому что то, что мне прислали, было откровенно плохой картинкой. Я пошел, сделал, меня все похвалили, и я подумал: «О! Ничего себе!» С того времени начал снимать мыльничкой на работе, в том агентстве. Потом купил свою мыльничку. И так плавно снимал дальше и дальше. Потом, в определенный момент, я понял, что я не фотограф.

 

Стахов Юрий: А кто?

Данильченко Ярослав: Пошел учиться. Я считал, что я фотограф и у меня есть фотоаппарат, но нет.

 

Стахов Юрий: Ты был просто человеком с камерой.

Данильченко Ярослав: Очередным. Учился, потом много работал и сейчас у меня другая мыльничка, но я все равно еще учусь.

 

Стахов Юрий: У меня сразу возникло много вопросов. Какая была мыльничка?

Данильченко Ярослав: Olympus.

 

Стахов Юрий: Какая, не помнишь?

Данильченко Ярослав: Нет, 700 какая-то, маленькая, 4 Мп.

                         Как развивать свое фото?

Стахов Юрий: А как проходил процесс обучения? Где ты учился, чему учился? Онлайн, оффлайн, в школах?

Данильченко Ярослав: Тогда было немного по-другому, если честно сказать. Настолько по-другому, что это две разные вселенные. Тогда не было такого хайпа на фотографов и соответственно, преподавали люди с большим опытом и гораздо старше. Я ходил в небольшую фотошколу, хотя я бы не назвал ее фотошколой. Это был какой-то фотокурс.

 

Стахов Юрий: Фотоклуб.

Данильченко Ярослав: Нет, не фотоклуб, но там был курс на 1-2-3 месяца, не помню точно на сколько. Ее вел пленочный фотограф, который до того жил во Франции, потом приехал в Украину. Он делал свадебные фотосъемки, снимал пейзажи и обучал фотографии по старинке. Он нам рассказывал и показывал вещи, которые сейчас вряд ли рассказывают.

 

Стахов Юрий: Они не актуальны или наоборот было интересно?

Данильченко Ярослав: Они сейчас не актуальны, но с другой стороны…

Фото Данильченко Ярослава.

Фото Данильченко Ярослава.

Стахов Юрий: Это послужило определенной базой для тебя.

Данильченко Ярослав: Да, я понял, что мне этого не хватало, и очень много не знал. С того времени я понял, что нужно учиться.

 

Стахов Юрий: Ты продолжаешь сейчас учиться?

Данильченко Ярослав: Да, постоянно.

 

Стахов Юрий: А сейчас, на том уровне, где ты находишься, где ты черпаешь знания? На master-class.com? На заграничных курсах?

Данильченко Ярослав: Это там где Лейбовиц?

 

Стахов Юрий: Да.

Данильченко Ярослав: Всем надоевшая реклама?

 

Стахов Юрий: Да, всех преследует. Это умные маркетологи, смотри, нас всех преследует.

Данильченко Ярослав: Если ты где-то что-то замутил, слово «фотограф» написал, то везде Лейбовиц будет. Сложно сейчас где-то искать информацию.

Больше, наверное, в личном общении и когда начинаешь ассистировать другим фотографам, которые старше тебя по опыту, возрасту. Начинаешь получать какие-то знания, которых тебе не хватало (как оказалось, тебе их не хватало) и которые довольно тяжело почерпнуть в других местах чисто в работе.

 

Стахов Юрий: Сейчас, как я вижу, хайп не только на фотографов. Это просто мы фотографы, находимся внутри этого и думаем, что много фотографов. Мне кажется, что у программистов такой же хайп, что все вокруг программисты. Просто мир меняется, и информация становится гораздо доступнее.

Мы можем прийти, записать видео на ютубчик, все его посмотрели и получили информацию: «А этот кадр делался вот так. Всё понятно». А раньше ты сидел, и месяц думал, как же они это сделали. Мне кажется, трансформируется вообще предоставление информации и блин, мы через 10 лет на Марс летим!

Данильченко Ярослав: Было бы желание. Сейчас, по-моему, на ютубе все что угодно найти можно.

Фото Данильченко Ярослава.

Фото Данильченко Ярослава.

 

Стахов Юрий: Какая у тебя камера сейчас? Возвращаюсь к тому вопросу, о котором ты говорил. На что ты сейчас снимаешь?

Данильченко Ярослав: Фото – Canon 5DS R.

 

Стахов Юрий: Ты еще и видео снимаешь?

Данильченко Ярослав: Пробую.

 

Стахов Юрий: Тоже в направлении еды?

Данильченко Ярослав: Предметка, еда. Я всё пробую.

 

Стахов Юрий: А какие жанры ты еще пробовал на этапе становления себя, как фотографа?

Данильченко Ярослав: Всё подряд. Я только утренники не снимал, наверное.

 

Стахов Юрий: Свадьбы снимал?

Данильченко Ярослав: (сплюнул через плечо) да.

 

Стахов Юрий: Почему перестал снимать свадьбы?

Данильченко Ярослав: Я не свадебщик очень глубоко в душе. Это не моё, как оказалось, хотя, мне сначала даже нравилось. Первую свадьбу меня просили снять, но я отказывался. Мне дали денег и сказали снять, потому что хотели, чтобы я снимал. Я и снял.

Посмотрел, деньги платят, ок, нужно снимать. Но, это не моё. Я не могу столько колбасить, столько кадров выдавать. Я много снимал репортажики в свое время для Укринформа, для других изданий, ходил по культурным и спортивным событиям, концертам. На снимался.

                   Как найти свой жанр фото?

Стахов Юрий: Ты искал себя в разных жанрах и продолжаешь искать. Ты сейчас определился со своим стилем фотографии? Какой ты фотограф? Какое у тебя позиционирование?

Данильченко Ярослав: Да. Я снимаю коммерцию, предметку и еду. Рекламный, фуд и предметный фотограф – это те вещи, которые меня интересуют, и я в этом направлении двигаюсь.

 

Стахов Юрий: Вначале было много вещей, которые ты пробовал. Как ты нашел свой фокус? Как ты понял, что свадебная фотосъемка – это не твое? Событие какое-то было? Или ты поснимал, посмотрел и понял, что не подходит. Как ты к этому приходил? Ведь платят же за всё, можно и дальше снимать всё подряд.

Данильченко Ярослав: Ты пробуешь много всего разного и потом внутренне понимаешь, что тебе больше нравится. Это то, в чем и профит больше, а где-то наоборот, оно может тебе нравится, и ты с кайфом это делаешь, даже меньше денег получаешь. Со свадьбами у меня человеческий фактор сыграл большую роль.

Это нелегко. С предметкой все думают, что если люди надоели, можно предметку снимать, но ни фига. Предметку то люди приносят, и ты хочешь или не хочешь, а все равно общаешься с людьми. Просто их количество уменьшается до нескольких, с кем ты общаешься. В любом случае, комментарии и правки – это всё есть, как в свадьбах, так и там.

 

Стахов Юрий: Было одно мнение на интервью и мне сказали, что крути не крути, а рекламный фотограф, который всё время снимает в студию, или каталожку, или еду, или рекламу, в итоге хочет пойти пообщаться с людьми. Поэтому, он всё равно выходит на портретную, на свадебную или на семейную съемку. У тебя не так?

Данильченко Ярослав: Я недавно сорвался – людей снимал.

 

Стахов Юрий: То есть, есть такая штука?

Данильченко Ярослав: Нет.

 

Стахов Юрий: Ты больше не будешь, да?

Данильченко Ярослав: У меня люди в кадре появляются зачастую таким образом, что они держат либо предмет, либо еду. Например, руки в кадре.

 

Стахов Юрий: Имеют второстепенное значение, роль штатива.

Данильченко Ярослав: Да. У нас подача еды, например. Недавно была съемка, на которой снимали шоколад. На этой съемке была девочка в кадре, но она держала ложечку с шоколадом или баночку. То есть, рекламировался шоколад посредством эмоций – это был главный продукт. Соответственно, людей, просто людей с эмоциями я перестал снимать.

 

Стахов Юрий: Наверное, на этой съемке тебя больше всего раздражала девочка или сам шоколад и свет на нем?

Данильченко Ярослав: Есть свои нюансы. Ты когда делаешь что-то одно, то атрофируешься в других областях. Это тот случай.

 

Стахов Юрий: Я бы не сказал, что ты атрофируешься. Мне кажется, что это концепция фокуса. Я об этом говорю, когда ты выбираешь тему и становишься в ней профессионалом.

Данильченко Ярослав: Я говорю, что когда ты много снимаешь одно и то же, то нарабатываешь навык, но при этом меньше снимаешь другого и там ты навык не нарабатываешь. Я об этом.

 

Стахов Юрий: Ты заточен под предметную фотографию. Ты смотришь, как свет падает на ложечку с шоколадом, стоишь, думаешь над ней, как поставить вспышки, чтобы потом, в пост-продакшене это всё свести. А тут тебе нужно еще и с девочкой взаимодействовать. Это нормально, да?

Я пытаюсь донести мысль, что абсолютно разный подход к рекламной фотографии и портретной, свадебной или семейной фотографии. Там ты непосредственно всё время общаешься с людьми и там, если свет как-то не так упал, ситуация может нивелироваться за счет сильной эмоциональности кадра. В рекламной же фотографии всё делается ради одного кадра, прописывается тз и он должен быть идеальным.

Данильченко Ярослав: Рекламная фотография – это любая фотография. Она может быть и семейной. В моем случае, это рекламно-фудовая предметка.

Фото Данильченко Ярослава.

Фото Данильченко Ярослава.

 

Стахов Юрий: Давай разберем вопрос, чем отличается жанр, в котором ты работаешь от семейного и свадебного? В свадебном жанре твоя съемка должна понравится молодоженам, иногда их родителям и свадебному агентству.

А как в твоем случае, когда ты делаешь кадр? Над одним кадром работает большая команда, прописывается тз на эту фотографию. В чем отличие между этими двумя жанрами?

Данильченко Ярослав: Та задача, наверное, которую нужно достичь посредством фотографии. Если мы говорим о рекламной съемке, то задачей будет повысить продажи товара. Всё просто. Просто задача другая.

 

Стахов Юрий: До какого-то момента ты, наверное, сам снимал, обрабатывал, но потом пришел к тому, чтобы сформировать команду. Кадры, которые у тебя есть на сайте интересные и непростые и явно над ними работает большая команда или продакшн. Можешь поделиться информацией, как создавались эти кадры? Например, реклама WOG, которую мы все видели на баннерах.

Данильченко Ярослав: Реклама WOG – это командная работа многих людей. Ее разрабатывало агентство. Я в данном случае был исполнителем-подрядчиком, который снимал материал.

Продакшн был их. В этой серии есть 3D кадры, и есть эти отснятые. Ребята разработали концепцию, утвердили ее с клиентом и после этого я, уже имея готовый набор того, что мне нужно снять и скетчи, снимал с учетом того, какой будет задник.

То есть, откуда солнце, где должны быть блики. Эти все вещи мы знали заранее, соответственно, сделали съемку таким образом. Я ребятам наснимал материал, а они потом всё это вместе обрабатывали и в итоге, увидели это на баннерах.

 

Стахов Юрий: То есть, иногда ты, грубо говоря, выполняешь функцию фотографа, который правильно выставляет свет, а дальше уже команда дизайнеров работает над тем, чтобы это все привести в тот вид, в котором оно есть сейчас.

Данильченко Ярослав: Как фотограф работаю, это такая идеальная штука. Это, наверное, самый большой кайф в рекламных съемках, когда ты фотограф. Ты не человек-оркестр, который всё делает, а ты пришел, отснял и ушел.

 

Стахов Юрий: Это уже более профессиональный подход, когда есть команда. Это, наверное, более европейский, американский подход, правильный, когда каждый выполняет свою функцию.

Правильно ли я понимаю, что есть человек, который придумывает концепцию; есть человек, который прописывает тз; есть дизайнер, которому нужно правильные материалы собрать; есть фотограф, который должен это всё сфотографировать или 3D моделист, который сможет всё смоделировать? Кто-то еще участвует в этом процессе, или я кого-то пропустил?

Данильченко Ярослав: Зачастую на проектах есть продюсер или со стороны продакшена или приглашенный. Любой фотограф снимает рекламу или сам, организовывая процесс, или же является приглашенным участником команды со стороны продакшн. Туда приходит бриф, там он прорабатывается.

Продакшн берут, как подрядчика делать этот проект, и продакшн собирает команду и зовет фотографа. При любых раскладах собирается команда под конкретный проект из людей, у которых или в портфелях есть похожие изображения, или они опытные в этой сфере.

Например, на кофе будут звать конкретных фуд-стилистов, потому что есть особенности с напитком, с пеной. На торты будут звать тех, у кого есть в портфеле торты

. Соответственно, если нет в портфеле кофе, то на кофе не позовут. Всё просто. Таким образом, собирается команда. В ней есть: продюсер; ассистент фотографа; фуд-стилист; ассистент фуд-стилиста; реквизитор, который занимается всем тем, что мы видим в картинках; ребята, которые делают, допустим, доски.

Заказывается определенный цвет досок, который утверждается с агентством и клиентом, иногда советуются с фотографом, если это реально важно. Например, нужно чтобы не бликовало, и если фотограф скажет: «Нет, мне это не подходит. Я должен иметь контроль над картинкой, чтобы не было бликов» — ок, есть комментарий от фотографа, бликов не будет. Кто еще? Много народу, на самом то деле.

Фото Данильченко Ярослава.

Фото Данильченко Ярослава.

Стахов Юрий: Получается, эта съемка прям как кино, такое количество вещей! Ты только не перечислил гофера и осветителя.

Данильченко Ярослав: Это я.

 

Стахов Юрий: Это ты, как фотограф, сам всё настраиваешь. То есть, не настолько еще глубокий уровень. Ты работаешь с такими брендами как McDonalds, Сильпо, WOG, KFC – и это только то, что я увидел на сайте.

Подскажи, насколько сложно с ними работать? Или они тоже заказывают съемки у агентств, с которыми ты уже работаешь? Или напрямую с брендами не работаешь? Насколько они вредные заказчики? Как осуществляется весь этот процесс?

Данильченко Ярослав: Ты ж понимаешь, что я не могу говорить сейчас, что это вредные заказчики.

 

Стахов Юрий: Блин, точно.

Данильченко Ярослав: Это сложно. Нельзя задавать такой вопрос.

 

Стахов Юрий: Тогда расскажи, что можешь.

Данильченко Ярослав: Большинство больших брендов работает через агентство. Есть те, кто работают без агентств, но зачастую это попытка немного сэкономить денег, но если брать во внимание, что люди, которые занимаются маркетингом в этих агентствах со стороны клиента, понимают, что делают. Часто люди поработали в агентстве и идут на сторону клиента. Тогда человек, работая на этой позиции, знает кухню.

 

Стахов Юрий: И не нужно нанимать целый продакшн, он может нанять подрядчиков.

Данильченко Ярослав: Тогда он знает, что под конкретную узкую задачу можно взять кого-то подснять без агентства. Под другую задачу нужно брать с агентством, потому что в ней есть особенности. Нужно в массе держать весь рекламный ряд: что было до этого, что есть у конкурентов, чтобы это в кадр не положить, потому что оно было там, а это опасно, юристы говорили это не использовать.

Это всё сложно. Соответственно, когда такие имиджи появляются на бордах, их видит огромное количество людей. Поэтому, работает большое количество людей над их созданием, чтобы всё до тонкостей было понятно и ясно. Зачастую, большие бренды работают с агентствами и изредка попадаются варианты, когда идут напрямую.

Я пытаюсь даже в таких случаях рекомендовать работать через агентство, но это уже желание клиента – работать так или нет.

 

Стахов Юрий: Тебе так облегчается работа?

Данильченко Ярослав: Если нет агентства, то кто-то эту работу должен делать. Поэтому мне нужно при таких раскладах решить, брать на себя эту функцию или нет. Я могу привлечь арт-директора, привлечь команду, которая доработает какую-то идею клиента, и мы ее сделаем, если это несложно. Если сложно, я однозначно говорю: «Нет. Жду от вас брифа после агентства».

 

Стахов Юрий: Интересно. Я свадебный фотограф и у меня похожие ситуации. Когда нет агентства, ты должен правильно повесить качели на дерево, в правильном месте, привезти ее, то есть, ты становишься массовиком-затейником, который для клиента должен всё сделать.

Или же ты говоришь девочками из агентства: «Классно было бы, чтобы здесь было кресло, чтобы я мог поснимать невесту». После этого появляется кресло – это как кадр до и после. Это существенно облегчает, поэтому я понимаю, о чем ты говоришь. А есть какой-то запоминающийся проект, над которым тебе было действительно интересно работать, это было очень увлекательно и в итоге тебе тоже понравилось?

Данильченко Ярослав: Это большинство. Я не могу выделить какой-то один проект. Львиная доля того, что я снимал из коммерции, выходила такой, какую я готов положить в портфель, и она там есть. Другое дело, есть штуки, которые я не выкладываю, но большая часть из этого мне нравится и я вполне доволен результатом.

Зачастую так складывается, что я притягиваю к себе позитивных и адекватных людей. Опять же, это 99%, когда в командах с любой стороны – клиента, агентства, продакшена, моей – это нормальные, адекватные люди, с которыми можно спокойно работать.

 

Стахов Юрий: Может, ты не столько притягиваешь, как не работаешь с теми, кто создает тебе геморрой?

Данильченко Ярослав: Чуйка с возрастом и опытом, конечно же, появляется, и если я такое чувствую, то пытаюсь максимально отодвинуться от этого или пустить через кого-то другого, чтобы на каком-то этапе отсечь вероятные проблемы.

Фото Данильченко Ярослава.

Фото Данильченко Ярослава.

Стахов Юрий: То есть, направить по более правильному маршруту, чтобы тебе в итоге тоже облегчилась задача.

Данильченко Ярослав: Конечно. Кто-то ж должен работать. Если там кто-то не доработал, дорабатывать должен я. А я без вопросов могу это сделать, найму людей, которые это сделают, но это будет стоить денег. Если люди думают, что они сэкономят, то нет. Они заплатят, просто в другом месте, может быть дешевле будет.

                Как дать будущее своей фотографии?

Стахов Юрий: Ты делаешь крутые интересные картинки, они действительно яркие, и наверняка они востребованы на фотобанках. Ты занимался фотобанками. Они тебя тоже воспитали в процессе съемки? Или ты на фотобанках выкладывал те картинки, которые все время принимали? Существует мнение, что фотобанки воспитывают стиль и вкус съемки, и ты уже понимаешь, какое изображение покупают, а какое нет, какие технические характеристики принимают, а какие нет.

Данильченко Ярослав: Это сложно сказать, потому что воспитывает скорей коммерция, когда ты работаешь с людьми, а когда ты снимаешь на сток, то снимаешь априори куда-то. Снимаешь то, что хочешь и то, что тебе нравится, а потом уже анализируешь, что продается, а что нет. Когда ты работаешь для конкретных людей, которые ставят тебе конкретные задачи и говорят, что не так – это реальные люди, которые тебя учат.

В работе тебе говорят, что что-то не так, а ты не понимаешь почему. Через год понимаешь, что это вообще капец, как я такое мог снять и вообще сказать, что это правильно. Учат, скорее, именно такие съемки. А там, или ты прогибаешься под общую стилистику, которая продается, и начинаешь снимать в той стилистике или создаешь какую-то свою трендовость.

То есть, создаешь имеджы, которые ты хочешь, и оно может совпасть с другой струей, они вместе соединяются и начинают на тебя ровняться. Но зачастую происходит первый вариант, когда люди ищут, что продается у других. Понравилась стилистика, захотели так снимать и начинают колбасить.

 

Стахов Юрий: Точно так же или что-то похожее.

Данильченко Ярослав: Да, большинство так делает. И проблема в том, что большинство там же и остается потому, что им и так хорошо. Но есть те, кто наоборот, делают по-своему. В итоге, другие начинают на них равняться.

 

Стахов Юрий: Ты начинал как самостоятельная единица, как фотограф, а сейчас уже пришел к тому, что у тебя есть команда, потому что в тех проектах, в которых ты участвуешь, ты не можешь без команды. И у меня возникает 2 вопроса: как начинать тем, у кого сейчас нет команды?

Что учить? Что вообще делать, где работать? Какая-то рекомендация, куда пойти, к кому пойти в ассистенты. И второй вопрос, какой критерий формирования команды? Когда ты понимаешь, что она нужна, и что не можешь уже сам справиться?

Данильченко Ярослав: Это сам ощущаешь. Слишком много задач, которые нужно делать, и если ты их не делаешь – всё стоит. Ты понимаешь, что какую-то задачу нужно уже кому-то передать и это лучше передать, потому что это техническая работа. Например, отобрать фотографии – это зачастую делаю я потому, отбор картинки и ее кроп, должно проходить через тебя.

Если кто-то другой это сделает, то он может кропнуть не так и поменяется восприятие. А когда начинаешь понимать, что нужна команда? Не знаю. Нет такого этапа, что по щелчку переключаешься на работу с командой и больше сам не работаешь. Оно всё плавно происходит. Появляется кто-то на аутсорсе сначала.

Например, кому-то ретушь передаешь, кому-то поиск клиентов, кому-то соцсети, кому-то еще что-то другое. В итоге, те задачи, которые ты раньше делал один, расформировываешь между разными людьми, а себе оставляешь то, что хочется делать. Это, собственно говоря, те плюсы, за которые к тебе идут. Наверное, так, максимум убрать.

 

Стахов Юрий: С чего начинать новичкам? Мы с тобой записали интервью, люди вдохновились твоим примером – работой с большими брендами, теми картинками, которые ты делаешь. С чего им начинать? Идею придумать, как ее реализовать? А если они не могут ее реализовать на данном уровне, как ты это делаешь?

Данильченко Ярослав: Пробовать. Банально пробовать или придумывать что-то самим, смотреть, что есть. Есть, например, Pinterest – страшная штука, на которую лучше не заходить. Перед сном если зашел – всё, до свиданья. Идей миллион, всё, что хочешь можно делать.

Можно бурячку глаза дорисовать и это уже будет какая-то картинка. Тут важно понимать, в какую сторону хочешь двигаться. Не двигаться по броуновскому движению, а двигаться куда-то. Как только ты понимаешь, куда тебе двигаться, там уже можешь сам себе формулировать вопросы, что ты хочешь, как этого достичь, что для этого нужно и тогда уже легче.

Но сначала нужно определиться куда. Как только с этим вопросом станет понятно, то уже станет легче придумывать и что-то делать.

 

Стахов Юрий: То есть, я решил, что хочу быть, например, фотографом еды, и я в этом направлении начинаю тулить: двигаться, смотреть мастер-классы, тренинги.

Данильченко Ярослав: Да, начинаешь искать мастер-классы. Сейчас если зайти в ютуб, можно найти что хочешь. И реально, гораздо проще, чем было раньше. Вопрос в том, чтобы правильно себе поставить задачу свою собственную и как только ты это понял, есть миллион путей как получить инфу: мастер-классы (живые, я имею ввиду), ютуб.

Фото Данильченко Ярослава.

Фото Данильченко Ярослава.

Стахов Юрий: Многие ребята не совершают действий, потому что боятся ошибиться с выбором направления. Но, я уверен, что у тебя в жизни были какие-то ошибки, но ты выбрал направление, 2 года в нем отфигачил, разобрался, понял, что это не твое, и перешел в другое направление. Но, в итоге, первое направление дало тебе определенный рост и опыт для следующего направления. Правильно я рассуждаю?

Данильченко Ярослав: Да, наверное. Я изначально что-то определенное не снимал, потому что не хотел. Или ты априори объективно понимаешь, что что-то у тебя получается лучше, а что-то хуже. Соответственно, оно и людям нравится больше, и тебе это хочется делать больше, и ты начинаешь снимать определенные вещи.

С направлением нужно определяться, пробовать разное, и смотреть на свои собственные ощущения. Плюс, финансовая сторона, если за это уже начинают платить, если что-то нравится больше и за это платят больше. Тут вопрос даже не сильно в лайках, фейсбуке или инстаграме, а в каких-то собственных ощущениях.

 

Стахов Юрий: Да, я понимаю, что для тебя вообще априори не имеют значения лайки в фейсбуке или инстаграме, наверное, для тебя важно, что проект, в котором ты принимал участие, напечатан на всех билбордах страны и тебе важно участвовать в сильных проектах, которые являются вызовом для тебя, когда ты развиваешься.

Данильченко Ярослав: Все это важно. Вопрос в приоритетах. Мне интересно делать интересные проекты. Несмотря на тавтологию, это так. Лайки – это штука хорошая, она еще совершенно никому не мешала. Когда ты видишь работу в печати, это законченный этап. Когда ты что-то поснимал, обработал, получил – вот оно висит в печати.

Оно живое, ты можешь подойти и дотронуться. Это отличается от того, когда ты сделал в год миллион съемок, и они все лежат в одной коробочке или в разных в интернете где-то. Это тоже такой законченный процесс. Есть этап законченности.

Была, например, выставка осенью, в которой я решил поучаствовать (никогда в таких штуках не участвовал, но вдруг решил попробовать). Какая фишка картинок в печати? Когда ты видишь в печати свое изображение, оно воспринимается вообще по-другому. Ты видишь все плюсы и минусы.

 

Стахов Юрий: А какая выставка была? Фуд?

Данильченко Ярослав: Нет, это осенью была Киевфотовик, кажется.

 

Стахов Юрий: Ты там выставлял какие-то арт-работы?

Данильченко Ярослав: Там был фуд в основном и всё, что касается еды. Я ведь фудовый и предметный фотограф.

 

Стахов Юрий: Ты продавал свои снимки?

Данильченко Ярослав: Нет, я не продавал, но это одна из вещей, которая мне интересна. Этот рынок пока мне не совсем понятен, поскольку я коммерчески заточенный фотограф, а это немножко другая сфера. Там было две выставки с разницей в неделю. Это была вторая. Они даже назывались похоже.

 

Стахов Юрий: То есть, тебе интересно посмотреть, как фуд-работы в напечатанном варианте могут продаваться по заведениям?

Данильченко Ярослав: Да, это интересные вещи, почему бы и нет. Закрываться от таких вещей не нужно.

 

Стахов Юрий: Кто сейчас в твоей команде? У тебя есть команда, которая работает над разными проектами. Кого-то ты привлекаешь, наверное, проектно в зависимости от задачи, как ты уже сказал, хотя, для меня, конечно, это нонсенс.

Крутую вещь ты сказал, спасибо, но для меня фотограф еды – это фотограф еды, а ты говоришь, что есть специалисты по кофе, потому что у них есть пенка, отражение, стаканы и это совсем другой специалист по еде.

Данильченко Ярослав: Во всем есть свои нюансы.

 

Стахов Юрий: Мы для этого и делаем интервью. Для меня это неожиданно и это прикольно. Я понимаю, что ты не держишь человека в команде по съемке кофе, потому что ты не каждый месяц снимаешь кофе.

Данильченко Ярослав: На данный момент у меня в команде есть 2 дизайнера, арт-директор, с которым я сотрудничаю на фрилансе на данный момент. Все остальные ребята тоже на фрилансе, работают на аутсорсе.

  Кто такой арт-директор,и в чем его смысл?

Стахов Юрий: А что вообще делает арт-директор? Что это за профессия?

Данильченко Ярослав: Мне вип-клиенты иногда этот вопрос задают: «Почему это столько стоит? Что это за графа в смете и зачем нам это нужно?»

 

Стахов Юрий: Это просто продюсер?

Данильченко Ярослав: Обычно я в таких случаях приглашаю арт-директора, и он рассказывает. Арт-директор довольная важная штука, потому что у него комплексный взгляд на процесс. Если процесс построен правильно, то арт-директор присутствует с начала разработки идеи до ее финального воплощения, до принта.

Это человек, который придумывает механизм как всё будет выглядеть, придумывает идею, рисует скетч и утверждает с клиентом, присутствует на съемке и корректирует в процессе, держа в голове всю массу проекта.

Это не фотограф, которому в данный момент важно, чтобы что-то красненько светилось и отключается от других вещей. Всегда должен быть человек, который следит за всем процессом со стороны и понимает, что сейчас важно, а что нет.

 

Стахов Юрий: По сути, это менеджер проекта, который регулирует все этапы процесса?

Данильченко Ярослав: Нет, менеджер проекта – это скорее технически, что ли, организационные вопросы, а арт-директор со стороны визуально работает, со стороны визуального восприятия. Потом этот человек после съемки присутствует и ведет постпродакшн.

Он говорит, что что-то нужно подвинуть правее, что-то притемнить, яблочко выдвинуть в одну сторону, а крошку вообще убрать, потому что она лишняя. А почему она лишняя? Потому что он так думает. При этом, думает этот человек не просто с точки зрения «я так думаю», а у него есть определенный рекламный опыт.

Он принимает решения исходя из опыта, который он имеет. Я, собственно, с такими людьми и работаю. Потом, по факту, когда утверждается заказ и уходит в печать – всё, работа арт-директора заканчивается и начинается следующий проект. Вот так вот. Это сильная вещь. Многие это недооценивают и зря.

Фото Данильченко Ярослава.

Фото Данильченко Ярослава.

Стахов Юрий: У многих фотографов вопрос в связи с тем, что они хотят делегировать кому-то обработку, им надоело колбасить фоточки, как найти ретушера?

Данильченко Ярослав: Сложно.

 

Стахов Юрий: Где ты ищешь? На сайтах работы? На сайтах фриланса?

Данильченко Ярослав: Это просто ужасно сложно.

 

Стахов Юрий: Я понимаю, что сложно. Алгоритм такой: ты ищешь по знакомым, да? Потом ищешь в тусовке, потом если не нашел, что дальше? Сайты работы и фриланс?

Данильченко Ярослав: Никогда не искал на сайтах работы и на фрилансе. Всегда это были люди, которые приходили или через фейсбук, через тусню фейсбуковскую, или просто по рекомендациям. Я с определенного момента стал раз в полгода постить инфу, что ищу ретушера.

 

Стахов Юрий: Просто, чтоб было, да?

Данильченко Ярослав: Да, и я собирал список людей, которые мне интересны. Соответственно, мое объявление расходится по друзьям, друзьям репостили, друзья друзей это видели, и так люди и находятся. Сначала на фрилансе, а потом человек входит в команду.

 

Стахов Юрий: А как ты делаешь отбор? Даешь тестовое задание?

Данильченко Ярослав: Иногда я давал тестовое задание: обрабатывал одну картинку сам, и потом эту же картинку давал нескольким людям, включая мои рекомендации по обработке. Потом я сравниваю то, что получаю и попутно спрашиваю, сколько времени было потрачено. По этим данным для себя понимаю насколько это вменяемо: результат, сумма и время.

 

Стахов Юрий: Мы подняли много вопросов связанных со сложными техническими нюансами продакшна. Я уверен, что многие ребята, которые читают наши статьи и просто занимаются едой, поняли, что есть процессы гораздо более сложные. Это не просто от окна поснимать печеньки, хотя такой вариант тоже возможен?

Данильченко Ярослав: Да.

 

Стахов Юрий: Можешь что-то порекомендовать начинающим фотографам? Может быть направление, на которое стоит обратить внимание? Я потратил 5 лет, чтобы занять место в нише свадебных фотографов и мне хочется что-то дать людям, чтобы они потратили на это 2 года, например. Ведь всё ускоряется и есть какой-то опыт, которым можно поделиться.

Данильченко Ярослав: Это сложно.

 

Стахов Юрий: Я согласен.

Данильченко Ярослав: Так, наверное, не бывает.

 

Стахов Юрий: Не бывает?

Данильченко Ярослав: Есть срок, который тебе нужно от колбасить в этой сфере для того, чтобы достичь определенного уровня. Это может быть 5, 10 лет. Но если это сделать все за 2 года, или год, то, скорее всего, этот человек невероятно гениален. Потому что наработать опыт за такой промежуток времени практически и физически не возможно.

 

Стахов Юрий: Но ты можешь подсказать, какие ошибки не нужно совершать, из тех, которые ты совершал, хотя эти ошибки являются твоим опытом.

Данильченко Ярослав: Однозначно важно количество своих собственных набитых шишек. Где-то налажал, где-то не правильно поступил, где-то неправильно сказал и это потом влияет на процесс. Эти все вещи со временем нарабатываются в определенный багаж и очень часто к фотографу могут прийти не из-за конкретной картинки, которую он делает, а из-за субъективного фактора.

Фото Данильченко Ярослава.

Фото Данильченко Ярослава.

Стахов Юрий: Общения.

Данильченко Ярослав: Комфорта. Человек приходит, потому что ему там комфортно, всё понятно, всё по полочкам, всё хорошо, всё могут решить. Любой вопрос, который возникает у меня на площадке, я решаю. Решаю или сам или с помощью людей, которых могу привлечь, или они есть на месте, или это делает продюсер, или я могу помочь в каких-то вопросах.

Я много чего через себя пропустил, и вообще пытаюсь все процессы, которыми занимаюсь, особенно те, которые отдаю на аутсорс, пропустить сначала через себя, чтобы я понимал, как это работает и что требовать от людей. Наверное, и за этим могут идти люди.

 

Стахов Юрий: Ты поднял очень крутой вопрос, потому что я считаю, что людей не всегда заказывают только за картинку. Еще заказывают за харизму, за общение, за умение решать проблемы, за комфорт.

Данильченко Ярослав: Те, кто часто снимает, так и делает.

 

Стахов Юрий: То есть, мы можем дать рекомендацию фотографам, что нужно еще прокачиваться в общении, в харизматичности, в умении решать проблемы, а не только разбираться в том, сколько мегапикселей в твоей камере и как падает свет.

Данильченко Ярослав: Коммуникативность.

 

Стахов Юрий: Колбасить и коммуникативность – два совета, которыми мы можем подытожить это интервью. Друзья, если вам было с нами интересно, полезно, подписывайтесь на статьи, комментируйте, задавайте вопросы, и я сделаю всё, чтобы пригласить Ярослава поотвечать на них.

Чем больше вы задаете вопросы, тем больше у нас мотивация создавать новые видосы и отвечать. Буду рад любым вашим комментариям. Ставьте лайки, если вам понравилось, дизлайки, если не понравилось, пишите, что не понравилось. Всем колбасить, действовать, и развивать навыки коммуникативности.

Интервью для вас подготовили.

Стахов Юрий.

Данильченко Ярослав.