Стахов Юрий: Друзья, всем привет, сегодня мы с Александром Ноздриным в фотошколе «Photostudy.me» поговорим о трендах свадебной и семейной фотосъемки, о том, куда они движутся в СНГ. Я бы хотел еще затронуть темы международных конкурсов, дорогой фотосъемки, затронуть темы, как правильно себя презентовать, почему то, что мы обсуждали вчера – мобильные устройства – значительно снижают стоимость работы фотографа. Хотим поговорить обо всем этом и ответить на ваши комментарии.

Здравствуй, Александр, расскажи, пожалуйста, как ты видишь развитие в целом фото-бизнеса в СНГ, я не думаю, что нужно разделять Россию, Белоруссию, Казахстан и Украину. Немножко отличается рынок Казахстана, потому что там больше играют роль, мне кажется, понты.

Александр Ноздрин: Я не соглашусь с этим словом «понты». Различия есть в Армении, в Азербайджане, в Сочи, например, где армянская диаспора, но дело не в понтах. Как раз именно в регионах, в которых есть очень много крутых традиций и которые они ответственно хранят, куда намного лучше в плане свадебной фотосъемки. Понты, в таких городах как Москва, выражены значительнее, просто не в таком формате. Понты пригласить миллион звезд. Вот это понты. Понты сделать декор на миллион долларов. Вот это понты. А говоря о Казахстане, Армении, Азербайджане, могу сказать, что да, присутствуют, потому свадьба для них это очень значительное событие, когда приглашают миллион человек я, ну я утрирую конечно, но очень много человек,  это обычно на свадьбе от 300 человек. И если честно, когда я только начинал фотографом работать, то не любил такие свадьбы, потому что вся свадьба — «га ла ла», и все!

Что мне, как молодому фотографу было интересно снимать? Мне было интересно снимать то, что сейчас интересно снимать молодым фотографам MyWed, которые хотят заработать себе флажочек, лайк и в инстаграме фото дня. Соответственно, выпендриться друг перед другом и сделать творческий проект. Я был таким же, я также ползал, лазил на деревья, брыкался, барахтался, снимал что-то креативненькое. Поэтому я не любил снимать такие свадьбы, где много понтов, а для меня, как для фотографа, снимать нечего. Но при этом чем старше становился, тем больше понимал, что в этих понтах есть своя очень важная изюминка, которой катастрофически не хватает продвинутым россиянам, украинцам, белорусам, пафосным, и понтовым…  Ведь это то, ради чего вообще делается свадебная фотосъемка. Есть много «ХАХ!», всех удивить одной картинкой в инстаграме, новым необычным декором, креативом, но внутри этого всего нет основного, того, ради чего свадьба как таковая существует, как обряд.

А что такое свадьба? Я провожу очень много мастер классов не только для фотографов, а и для организаторов, для людей с фото индустрии, для ведущих, для ивентеров различных и очень часто первый вопрос, который я задаю: «Скажите, пожалуйста, что такое свадьба? Вот вы, свадебный организатор, несколько лет работаете на рынке, что такое свадьба?» И меня удивляет то, что далеко не всегда из зала народ отвечает на это банальное понятие, что такое свадьба. И начинают все что угодно говорить, только не то, ради чего вообще этот обряд существует. Свадьба – это породнение двух семей, и весь этот обряд только для этого и придуман. Было две разные семьи, они объединились в одну. Вот вспомни любую восточную свадьбу.

 

Стахов Юрий: Мне кажется, что свадьба просто как обряд, традиция. Она трансформировалась от каких-то обрядов с посеванием поля, грубо говоря, когда приходили и облагораживали дом…

Александр Ноздрин: Но все равно,  это породнение, это создание нового большого рода, который дальше будет продвигаться вперед. Говорят, что армяне заполонили всю Москву или все рынки. А знаешь почему? А потому что на свадьбе две семьи объединяются и они становятся братьями. Они с первой минуты друг другу братья и с первой минуты начинают помогать друг другу. Этот имеет что-то, а этот еще ничего не имеет, так все поддержат его, чтобы этот тоже что-то имел, а этот потом поддержит другого, чтобы он все имел. И это не раковая опухоль, это крутая штука. Это то, чего нет, я могу сказать, у украинцев и у русских. Мы все сами за себя! «Моя хата зкраю». А через десять лет знакомимся с людьми, и оказывается, что мы родственники! Что ж это такое получается, мы на свадьбе вместе гуляли, но нам не дали время на свадьбе познакомиться!

 

Стахов Юрий:  Я в разрезе восточных районов, наверное, не правильно выразился. По поводу понтов, я имел ввиду, что, зачастую, выходит «о, ты крутой чувак, ты будешь снимать нам свадьбу, ты ТОП», но при этом не всегда смотрят, что он снимает. Мне кажется, что сама украинская фотосъемка, минская фотосъемка и российская фотосъемка, если смотреть по современным брендам, бывает качественная, о людях, о репортаже, о семье. Многие тренды навязываются, наверное, тем же MyWed – маленькие люди, большие руки, портреты. Но, как раз то, что ты затрагиваешь – прежде всего, семья, как объединение двух родов и нужно уделять внимание этому. То есть, в первую очередь внимание семейной фотографии и тем фотографиям, которые останутся на память.

Александр Ноздрин: Есть такой фотограф Артем Кондратенко, буквально несколько дней назад в Минске мы с ним вместе сидели в кафешке, а еще несколько дней назад на MyWed Party я услышал его на мастер классе. И кто знает Артема Кондратенко, это такой позитивный парень, просто душа компании, сплошные эмоции, он такой «ХаЛАЛА», «ой классно все»! И все знали, что он такой. И вдруг на MyWed Party Артем Кондратенко сказал: «Ребята, я вырос, мне сейчас не вштырть на свадьбах вот это!!!! И вырос я после того, как отыграл свою собственную свадьбу».

Я вырос не после того, когда свою собственную свадьбу отыграл. Когда я свою собственную  свадьбу отыграл, я еще ребенком был. Я вырос после того, как отыграл свадьбу дочери. Я вырос после того, как у меня родилась вторая дочь. Я вырос после того, как я 20 лет в индустрии и насмотрелся всяких свадеб и через 20 лет работы в этой индустрии, я могу сказать, что мой стиль съемки поменялся примерно, лет 7 назад. Начал меняться в 2009 году, даже может быть чуть раньше, когда я посетил мастер классы Ирванта Заназаняна в Венеции. Тогда он меня немножко по голове «притюкал», что я, конечно, хороший фотограф, но немножко не с той стороны захожу на свадьбу. Но я еще не осознал это на 100%, а уже после того, как я поехал на конкурс в Лас Вегасе, и поставил свои работы на конкурс в виде фотокниг, вот в этот момент у меня начались значительные изменения в понимании того что я должен снимать.

 

Стахов Юрий: Поменялись ценности?.

Александр Ноздрин: Да, давайте начнем совсем издалека, начнем с 2003 года. С 1999 я активно делал свадебные фотосъемки в Москве, очень много, по пять в неделю, то есть был таким топовым фотографом в одном из агентств, и прайс был 100-200 долларов за съемку максимум. И тогда пришло первое понимание того, что свадьба может быть не просто фиксированием события, а еще и творческим процессом, и самое главное, что еще и коммерчески выгодным процессом. Плюс, когда появился в нашей стране Ласло Габани, я с ним познакомился. Он из Австралии привез книги, в которых показал, какая же может быть свадебная фотография. В тот момент я мог сказать: «Ну, хорошо, австралиец, давай, сам дерзай, а я пойду своим путем». Но, я все-таки услышал его, принял эту мысль и мы с того момента стали вместе все это делать, пропагандировать.

Пропагандировать, потому что в стране вообще не были распространены свадебные книги. К свадьбам относились так: вот есть ЗАГС, вот есть выход из ЗАГСа, вот есть цветы (ведущий: и фотограф – оператор в одном лице). Мы же стали немножко другую концепцию предлагать на рынке, более масштабную, более художественную, более сложную, и главное, коммерчески более выгодную. Вот с этого момента мы начали перестраиваться, и начали перестраивать за собой весь рынок, потому что поняли, если будем работать только для себя, то, к большому сожалению, мы не сможем зарабатывать много. Мы не сможем продавать дорого свой продукт, потому что рынок не готов к потреблению эксклюзивных вещей. И мы поняли, что для того чтобы рынок был готов, нужно этот рынок создать. И мы создали его. Мы проехали всю нашу страну, все ближнее зарубежье, мы проехали все страны с кучами мастер классов, мы родили супер мега звезд мировых, для того, чтобы народ узнавал, какой может быть фотосъемка.

Но что интересно, когда мы катались и преподавали фотографию, мы больше рассказывали о творчестве. Мы рассказывали больше о фешн-фотографии, о красивых, постановочных, портретах и всем таком. И упускали из вида то, что реально через годы востребованнее будет всеми нашими клиентами. Только в 2009 году первые толчок для меня был, когда я послал на конкурс  5 фотокниг и вдруг одна из них занимает 2 место. Это, конечно, восторг. Русский парень, первый раз участвует, и тут – второе место, по книгам, одном из самых сложных направлений конкурса. Эйфория полная была, мог бы загордиться, зарадоваться, но я подошел к членам жюри и стал всем говорить: «А почему именно эта книга? У меня фаворитами были другие. Почему именно эта заняла 2 место, а те как бы оценены, но далеко не в призерах?».  Фаворитом у меня была книга, как ты думаешь, какая? Красивая пара, Мальдивы, море, закат… То есть, для меня и для нас всех это то, что мы не видим каждый день. Вот наши люди в инстаграме всегда лайк поставят тому, чего они не видят каждый день, и поставят его потому, что это сразу бросается в глаза.

 

 

Стахов Юрий: Соглашусь. Допустим, есть очень хороший фотограф Катя Мухина, в MyWed. Люди ставят лайки тому, что они не видят. Вот допустим, завтрак с жирафами. У нее сейчас была фотография, хорошая, очень круто все снято. Это действительно тот тренд, когда до этого не все так снимали. И естественно, набирает множество лайков.

Александр Ноздрин: А в Боливии, какая у нее съемка, фантастическая, просто слов нет. Это надо еще заморочиться, туда поехать, в такие условия и придумать такую концепцию с регистрацией среди воды, это конечно Космос! Катя молодец, уважаю тебя и люблю.

На самом деле, что же люди лайкают? Лайкают что-то, что сразу цепляет взгляд, что-то необычное, то чего у нас нет. И мы учили, по большому счету, тому же. Но в 2009 году, когда я на конкурсе показал книги и спросил, почему не эта, где все привлекает внимание своей красотой – бары и все остальное? И знаешь, что мне ответил один из членов жюри? Он меня просто убил, сказав: «Ну, хорошо все. Да, парк красивый. Думаешь, у нас елок красивых нету? Есть! Ты думаешь, у нас океана нет? Да мы живем в Калифорнии, у нас вот океан. Пальм у нас нет? Пальм у нас полно! Один вопрос, говорит, свадьба где? Понимаешь? Свадьба где? Ты посмотри кучу портфолио фотографов в виде фотокниги, или просто фотографии и ты увидишь интересную вещь, что у 90% фотографов в фотокнигах нет свадьбы. В фотокнигах есть love story, у крутых фотографов креативные love story! Классно! Я не спорю, это должно быть, но свадьбы нет».

 

Стахов Юрий:  Ты сказал только что, что у 90% фотографов в фотокнигах нет свадьбы. Мы в фотошколе сталкиваемся с этой проблемой, у нас поток из 50 студентов, которые никогда не делали книги и мы заставляем делать их это в процессе тренинга. Ведь, на мой взгляд, это единственный возможный способ дорого продавать свою фотографию. Я просто общаюсь сейчас с топовыми фотографами, которые снимают. На данный момент они снимают по 1000-1500 долларов в Украине. Их не так много, на пальцах пересчитать, до двадцати человек, но при этом не все они делают книги и не хотят делать: Я книги не делаю, я не умею»

Александр Ноздрин: Топовые фотографы России тоже большинство не делают фотокниги

 

Стахов Юрий: Вот у меня парадокс! Я рос, смотрел, как ты презентуешь свои книги в Америке, а мы с тобой до этого не были знакомы. Я понимал в тот момент, что дорого продать свои услуги или презентовать их можно, только с помощью вот какого-то физического продукта, а не просто когда фотографии даешь на гугл диске.

Александр Ноздрин: Давай мы абстрагируемся от слова дорого. Потому что, во-первых, сейчас кризис, и не все клиенты могут потянуть дорого. Это тоже нужно понимать, и далеко не потому, что не хотят делать фотографы фотокниги, они их не делают сейчас, потому что тупо не рентабельно. Люди не имеют возможности заплатить тебе за работу, сколько это должно стоить, и тебе просто не рентабельно с ней ковыряться. На мой взгляд, к фотокнигам нужно относиться, не с позиции того, что это возможность себя продать дорого. Во-первых, это возможность, продать себя профессионально, скорее с этой позиции. Это твое конкурентное преимущество перед всеми, когда ты показываешь свою работу мегапрофессионально.

Что значит профессионально? Ведь профессионально это очень сложное понятие. Было такое выражение: «Кто такой профессиональный фотограф? Профессиональный фотограф – это тот, кто на фотографии зарабатывает деньги», вот так говорили. Это фигня все, сейчас все на фотографии пытаются зарабатывать деньги. В инстаграм вылаживаешь дрянь всякую и уже деньги зарабатываешь. У тебя миллион подписчиков и ты зарабатываешь деньги с хрени, но ты же не  профессиональный фотограф, правильно? Ты профессиональный блогер, профессиональный раздолбай, который 20 часов сутки проводит нажиманием на кнопки, потому что ты молодой, не обремененный ничем и тебе все пофиг, у тебя вся жизнь в телефоне. Но профессиональный фотограф, это тот, кто может сделать, во-первых, продукт, который не сделает любитель, но самое главное не в этом. Это должен быть философски грамотно выстроенный продукт, с четким пониманием, что ты делаешь, зачем ты делаешь и какой он должен быть, чтобы в итоге это смотрелось круто, не в смысле пафоса или какой-то фантастической картинки внутри, а круто в плане концептуально поданной твоей работы.

Поэтому, фотокнига, на мой взгляд, это единственный продукт, который действительно может рассказать историю от начала до конца. Хотя, видео ролик или слайд шоу тоже могут рассказать историю от начала до конца, но! Как люди смотрят видео ролик или слайд шоу? 20 минут никто не будет смотреть. Будут смотреть 5 минут максимум. Они посмотрели 5 минут этот ролик и не стали обратно возвращаться и пересматривать какие-то понравившиеся моменты. Ведь нужно вернуться, найти этот момент. Когда мы смотрим книгу, это как мы читаем книгу, представляем себе то, что там происходит, представляем по своему, представляем все это дело креативно, со своим видением и пониманием процесса. Так и здесь, когда мы смотрим живую книгу, мы на каких-то картинках останавливаемся, щупаем, что тоже немаловажно. Мы их даже нюхаем, если они пахнут. Первые книги, которые мы делали в своей компании пахли апельсинами. Клиент, когда их получал, открывал и – «Блин, она еще и апельсинами пахнет, круто как!», вплоть до этого было и это работает.

И главное в фотокниге, что человек может остановиться, быстро вернуться назад, погрузиться… На какой-то фотографии он задержится 1 секунду, а на какой-то 15, и это действительно работает! И когда ты открываешь фотографию в таком большом формате, а не в таком, как экран телефона, это совсем другие впечатления. Но самое важно для меня, чтобы в этих книгах действительно рассказать историю. Мне очень важно, чтобы в книге была последовательность действий. У меня начинается утро с чего-то и заканчивается день чем-то. Это все должно одно в другое переплетаться логически. Для меня самый большой комплимент, когда клиенты, которые смотрят мои книги, говорят: «Елки-палки, посмотрели книгу, можно даже видео не смотреть». Это для меня самое важное, когда клиент посмотрел книгу и говорит «Всё!». Пусть там будет 20 фотографий, или 100 или 300 фотографий, важно, что они увидят там все. Еще очень важный момент в книгах, который, что к сожалению не все догоняют и понимают, то что книгу сложно сверстать, ее нужно грамотно верстать, грамотно подводить к ней. Сложность заключается именно в том, как сделать так, чтобы когда клиент или любой фотограф смотрит эту книгу, ему не скучно было после пятого разворота. В книге должна быть внутренняя динамика, постоянно подъемы-спуски, навылет кадры – много мелочевки, и всегда книга внутри должна жить и дышать. Не то, что «вау», не обязательно, но когда каждая страница «вау» это тоже плохо. Каждый разворот «вау», через 5 разворотов «вау» уже не интересно. Должно быть что-то спокойное, перегруженное, недозагруженное, все должно периодически меняться. В итоге, получается целая технология.

 

Стахов Юрий: Для меня просто безумно ценно все, что ты говоришь по фотокнигах. Я объясню. Просто я лет 10 уже делаю книги и для меня это правильно скомпонованные кадры, естественно какой-то истории, где идут сборы, все этапы, которые необходимы. А вот, когда Александр комментировал мою книгу, я понял, насколько я вообще мыслю по-другому. Для меня это реально, набросать кадры, которые мне ценны, но не всегда я понимаю, что ценно клиентам.

Я хотел затронуть вопрос, потому что пор ребята не понимают до сих, что нужно делать фотокниги и что я имею ввиду, под дорого продать. Даже если я общаюсь с производителями фотокниг в Украине, они упираются в количество рынка, в количество фотографов, которые делают книги. Грубо говоря, вся Украина снимает в среднем свадьбы по 300 долларов, это средний плюс сегмент. Но я говорю, что если добавить книгу, то можно уже свою съемку продавать за 1000. Вот что я имею ввиду дорого. Это не за 10 000, то что ты говоришь, что кризис и так далее. Люди не могут донести ценность своей фотографии до клиента даже в пределах 800-10000 долларов. Если мы все начнем печатать книги в Украине, так все сразу ценник поднимут, и на мой взгляд, для нас это выход.

Александр Ноздрин: Давай я сначала расскажу свою историю, чтобы все поняли, насколько это выход. Когда я начинал делать свадебные фотосессии, съемка свадьбы стоила от 20 долларов до максимум 300 долларов. Мы тогда продавались по пленкам, брали за одну отснятую пленку 20 долларов. У меня самая олигархическая свадьба, которую я снял в 2000 году, свадьба дочери министра путей сообщения, два дня съемка, это было 350 долларов, неимоверных вообще. Потом, на еще одну свадьбу, меня пригласили вторым фотографом на которой я 250 долларов заработал. При этом, какой-то лысый чувак из Австралии, снимая абы как, на мой взгляд, заработал 1500 долларов. Это тот самый Ласло Габани был. И меня это меня удивило, как так, я весь такой топовый, у меня самые крутые фотки, а тут какой-то непонятный чувак, просто непонятно что делает, и получает больше меня просто в разы. Тогда я просто подошел и поинтересовался: «А почему тебе 1500 платят? Потому что ты лысый и старше меня и из Австралии приехал?» Он говорит: «Нет, потому что я делаю то, что не делаешь ты. Я делаю книги, я делаю законченный продукт, я делаю законченную историю. А ты делаешь просто съемку на пленку. Вот и все. Ты отдал пленки в негативах, вот и все. Что сейчас происходит, ты отдаешь свои пленки в негативах. И ты больше не можешь заработать».

Мы с Габани много лет заставляли народ делать книги и индустрия перла вверх. Если вспомнить 2008 год кризисный, когда рухнули все жанры фотографии, жанр свадебной фотографии вырос на 300% по стоимости. И все фотографы, фешн, крутые фотографы, которые свадебщников вообще не воспринимали за фотографов, журналюги крутые, они все ринулись в свадебную фотографию, потому что это единственный жанр фотографии, который действительно пёр вверх, и на нем можно было зарабатывать. А пёр он благодаря тому, что люди стали делать законченные красивые сложные художественные продукты. Вот наступает эра эпохи MyWed и инстаграма, когда в какой-то момент MyWed поднимает очень сильно рынок, а в какой-то момент начинает опускать, потому что появляется такая строчка «Хочу фотографа на свадьбу». Что там происходит? Фотографы начинают друг другу говорить «Купи меня! Купи меня! Купи меня!». Что дальше происходит? Современные цифровые технологии развиваются, фотографы получают современные технические инструменты, в которых за технику можно уже не париться, ты просто делаешь 10 000 кадров, из них всегда 100 выберешь приличных, и в фотошопе подведешь. Что в итоге происходит? В итоге происходит, что уровень фотографов очень вырос, и фотограф, который два года работает на рынке, имеет мозги нормальные, он действительно снимает классно.

Теперь посмотрим на всю эту кашу. Я понимаю, что у нас появилось условно много классных фотографов, работающих в одном стиле, который сейчас популярен, хипстер стиль назовем его. Этот хипстер стиль продается таким же хипстер ребятам, а не богатым теткам и дядькам, которые могут заплатить большие деньги. И соответственно, эти хипстер ребята не могут себе позволить дорогой продукт и фотографы не могут продать им дорогой продукт. Но востребован тот, который востребован в инстаграмах, телефонах и так далее. И это культивируется. Среди богатых людей, культивируется тот же самый продукт для хипстеров. В итоге, богатые люди понимают, что это тренд и тоже себе начинают заказывать, не понимая того, что для них будет ценно через год, через пять, через 10 лет. И получается такая история, что при большом количестве классных фотографов, действительно очень хороших фотографов, единственный вариант им получить себе клиента остается демпингануть.

Представь себе, у тебя 10 классных фотографов, снимающих в одном стиле, без обработки, потому что, обработка сейчас не в тренде. Все смотрят и говорят «фу, так уже никто не обрабатывает». И раз никто не обрабатывает, то у всех соответственно картинка примерно одинаковая, в лучшем случае какая-то тонировка, и вся работа идет по эмоциям, но стиль одинаковый, подход одинаковый и клиент когда выбирает из всего одинакового, то выбирает то, что дешевле стоит.  И вот топовые фотографы, которые действительно топовые, на том же MyWed, меньше чем за сотню продаются, рублей в смысле. Полторы тысячи долларов, это хороший прайс для топового фотографа. И агентство понимает, а зачем платить больше, если топовые фотографы полторы тысячи стоят.

В итоге, я на MyWed задал вопрос, фотографам: «Ребят, у вас сейчас было 10 мастер классов, классных фотографов в том числе иностранных, все говорили про творчество, все говорили про… вопрос один, сейчас на рынке цене на свадебные услуги падает или растет?» Они такие: «Падает, падает…» И я говорю: «И?? Почему никто сейчас из спикеров тут говорящих не сказал о том, как сделать так, чтобы она выросла цена? Они все рассказали, как вырасти вам друг перед другом, выпендриться, или как креативно начать снимать, а ведь этот креатив, кроме нас фотографов никто не видит. Клиенты, инстаграме сейчас видят, когда заказывают, а потом, когда получат эти фотографии, они поймут, что креатив им не нужен. Им нужны – классическая, портретная, семейная фотография. Но они об этом поймут не через год, а через пять, через десять, когда бабушка умрет, к сожалению, или мама, или папа, и их не будет на фотографиях, потому что мы были заняты съемкой маленьких человечков».

 

Стахов Юрий: Соглашусь, потому что начинаю об этом задумываться. Я делал свадебные фотосессии – дорогие агентские, где люди не ведут себя, как хипстеры, и которым нужна классическая дорогая фотография. Они готовы за нее дорого платить, две-три тысячи долларов, нереальные цены для Украины. Когда ты человеку продаешь 5-10 книг в дереве, и он их покупает, потому что он понимает ценность, он понимает, что на этих фотоснимках его родственники. И самое трагичное, наверное, в том, что после свадебной фотосессии, пока ты два месяца обрабатываешь фотографии, кого-то из родственников может уже не быть. И потом я понимаю, это ведь то, чему мы учим. Вот, ты снимал, а почему ты не снял невесту с мамой, или невесту с бабушкой, или почему ты не вывел после банкета и просто не снял классическую невесту со всеми ее родственниками. Ты задал вообще вопрос, кто для нее важен. Может, для нее важен брат, который ее растил, или бабушка. Конечно, все эти вопросы я начал задавать, когда получил претензии от клиента. Типа, Юра, ты круто снял, ты отдал нам 1200 кадров крутенного репортажа, но где моя фотография с мамой? И я сижу, и понимаю, Юра, ты конечно, круто все снял, репор, две камеры, очень быстро все, но где фотография с мамой, Юра, где фотография с мамой? И это понимаешь, к сожалению, с опытом.

Александр Ноздрин: У меня тоже есть пару таких историй, которые меня очень сильно стукнули по голове. Это реально было ударом для фотографа.

 

Стахов Юрий: Да, когда мне звонит невеста через 2 недели и говорит, Юра, у нас там случилась трагедия, не стало папы, можешь прислать какие-то снимки. На тот момент я уже снимал, у меня была отдельная фотография невесты с папой. Но я себе ставлю ключевой показатель моей эффективности на свадьбе, так называемый KPI, и мы прописываем студентам, которые у нас учатся: «Ребята, выведите после первого танца невесту с ее родителями, с бабушкой, с братом – поснимайте отдельно, отдельно семью, вторую семью отдельно, не ограничивайтесь фотографией возле арки,  потому что это просто масмаркет, ширпотреб. И эта тема, которую ты затронул – это очень-очень круто. И мы сходимся во мнении, что нужен какой-то аналоговый продукт, чтобы суметь изменить ситуацию на рынке, правильно начать что-то презентовать.

Александр Ноздрин: Это очень важное слово, какой-то аналоговый продукт. Я всегда говорю о том, что книга, это не простой продукт, его тоже нужно уметь делать хорошо. Сейчас на рынке появилось, как минимум, пять разновидностей фотокниг, которые отличаются концептуально и по внутреннему наполнению. Если ты фотограф, который снимает аля-фенш свадьбы, и у тебя есть там двадцать сумасшедших картинок со свадьбы, совсем не обязательно их миксовать с репортажкой. В таком случае они будут сильно конкурировать и очень отличаться друг от друга. Но если у тебя каждый кадр фешн, фешн перефешн, а репортажка – простая репортажка,  то существуют книги, в которых интересней подать фешн. А есть книги, в которых интересней подать фотографу репортаж, и есть книги, в которых сложно, но можно очень интересно подать микс всего.

Книги бывают разные по размеру, по объему, что тоже немаловажно, потому что есть свадьбы, на которых просто не уместиться на сто разворотов даже, а есть свадьбы, в которых и в двадцати показывать нечего. Соответственно, разные обложки, разные материалы, но это отдельная история. Есть еще такие моменты, как печать фотографий, не в 10х15 коробочке, но хотя бы в коробочке 15х20, стильной, в которой флешечка лежит. Это также аналоговый продукт и о нем не нужно забывать.

 

Стахов Юрий: у нас есть целое направление, в котором обучают фотографов этому брендингу. Мы делаем коробочки, флешечки для того, чтобы фотографы могли отдавать что-то физическое, не ссылку. Мы сейчас в Украине, наверное, самые большие противники того, чтобы отдавать ссылку на Гугл диск, на Яндекс диск.

Александр Ноздрин: Когда ты живешь в таком мегаполисе, как Москва, а твои клиенты по всему миру, то, к большому сожалению, я отдаю клиентам съемку, давая ссылку на Яндекс диск, и книгу отдаю.

 

Стахов Юрий: У меня ведь тоже клиенты в Европе и я отдаю книгу. Я плачу свои 70 баксов для того, чтобы люди могли потом посмотреть.

Александр Ноздрин: Я к тому, что я давно перестал отдавать флешки со всей съемкой. Просто заливаю на файлообменник и все. Потому что в Москве лишний раз встретиться, это день потратить.

 

Стахов Юрий: А как же служба доставки, чтобы люди как минимум хотя бы увидели свой продукт?

Александр Ноздрин: В моем случае ценностью является книга, а если я не делаю книги, то нужно и флешку привезти и лично в руки отдать и еще шоколадку подарить.

 

Стахов Юрий: Это то, о чем мы говорим, что ты никогда себе не позволишь, я уверен, что даже если ты делаешь бесплатную съемку для себя или родным, близким, друзьям, ты все равно отдашь хотя бы 20 напечатанных фотографий. Иначе ты просто сам понимаешь, что обесцениваешь свою продукцию.

Александр Ноздрин: Ты очень хорошо обо мне думаешь. У меня целый сервант фотографий и нет ни одной напечатанной, и ни одной книги – жена меня скоро порвет!

 

Стахов Юрий: Я могу пожать тебе руку, потому что у меня тоже самое, со своей свадьбы у меня книги еще нет.

Александр Ноздрин: У меня даже со свадьбы дочери до сих пор нет книги, это же катастрофа. Она меня тоже уже готова порвать. Звонил к ней, говорит: «Пап, слушай, поснимай нас с мужем, когда я не беременная в платье свадебном…»

 

Стахов Юрий: Мы стараемся объяснить, даже, как я продвигался. У меня есть куча примеров, как ребята быстро стартуют. Они снимают пять бесплатных Love story, свадебных съемок, отдают просто двадцать напечатанных фотографий в крафтовом конверте, даже если снимали бесплатно. После этого люди просто разрывают рекомендациями, потому что он отдал физически напечатанные кадры и показал ценность своей фотографии ребятам.

Александр Ноздрин: На один момент я бы хотел обратить внимание, в плане печати фотографий. Съемки могут быть разные, по стилистике, например. Мероприятия тоже очень часто стилизуют. Они могут быть в стиле Алисы, свадьба в стиле гангстеров, в стиле ретро, и каждая свадьба имеет свой определенный подход к подачи картинок, не только в постпродакшене, но и в цвете, в котором ты подаешь. Как-то странно подавать свадьбу Алисы в черно-белом цвете, когда она вся должна быть яркая и перенасыщенная. Свадьбу Алисы можно напечатать на металлике, потому что это будет смотреться еще более интересно. А, например,  свадьбу гангстеров можно напечатать на какой-нибудь на крафтовой бумаге, с царапинками. Современные печатные технологии настолько поменялись и «укрутились», что мы привыкли к печати на шелке, на мате, на глянце и на металлике, на 4-х видах бумаг. Ты знаешь, сколько видов бумаг существует? Две тысячи видов бумаг!

 

Стахов Юрий: А я никак не могу научить фотографов печатать на шелке… Я все свои книги делаю как минимум на шелке, потому что это самый долговечный вариант для клиентов. Люди печатают на мате, потому что дешевле…

Александр Ноздрин: Сейчас существует такое сумасшедшее количество бумаг, в которых ваша работа будет смотреться более профессионально, более выигрышно, более дорого, что вы себе даже не представляете. Если вы сделаете банально элементарную картинку, просто на какой-нибудь уникальной бумаге, клиент смотрит и говорит: «Вот это профи, вот это картина». Существуют сумасшедше крутые бумаги, типа акварельных, но они не те старые 2-3 варианта, сейчас акварели существует 50 вариантов и они по-разному передают чернило. Даже черно-белая фотография, на разных акварельных бумагах, смотрится абсолютно по-разному. Они просто какие-то сказочные, их хочется пощупать.

 

Стахов Юрий: Это же опыт у тебя какой-то должен быть, напечатать несколько книг, чтобы ты понял, какую ты хочешь в итоге получить.

Александр Ноздрин: Не обязательно книги печатать. Можно сделать фото в паспорте, фото на тонкий картон, плотную картинку, но чтобы подход к каждой фотке был эксклюзивным, даже то, на каком материале ты ее печатаешь. Ты напечатал на такой бумаге и клиент смотрит на нее, получает гораздо больше впечатлений и ощущений, даже от тактильно и от того, как смотрится фотография. Наклоняет ее, хочет повертеть на свету, если она переливается. А есть бумага, я последние книги на ней делаю, эта бумага, она и не металлик и металлик, она хамелеон, под каким-то углом слегка голубоватая, под каким-то золотистая. Она внутри металлик, и еще вся хамелеонистая, и фактура, мелкий-мелкий шелк, и не матовый и не шелк – это настолько круто смотрится! И самое главное преимущество то, что можно забыть уже про химический способ печати. Все, умирает химия, как не обидно. Умирает, потому что современная струйная печать очень сильно обогнала химию, если раньше она, все таки, проигрывала, то сейчас уже обогнала во многом. И возможность появилась печатать хоть на туалетной бумаге, если надо. Жених пошел в туалет, а там невеста или теща!

 

Стахов Юрий: Итак, подытожим. Первый вопрос, который меня волновал, чтобы изменить ситуацию на рынке СНГ, нужно ли возвращаться или начинать, кто не начинал это делать, печатать фотографии либо книги, либо хоть как-то аналогово превращать свои фотографии в продукт?

Александр Ноздрин: По важности первое, что нужно сделать, это перестроить свой мозг на понимание того, что действительно будет ценно людям через многие годы – это семья. Второй момент, аналоговая отдача своей работы, помимо цифровой. Я не говорю, что только аналоговая, потому что во всем мире еще и цифруют и продают отдельно негатив цифровой, а у нас это все отдают на халяву. В третьих, научиться заставлять клиента уважать ваше время. Что значит ваше время? Клиент не понимает, что вы сидите часами за компьютером с вашей картинкой. Он должен понимать, что если он хочет много, то он должен за это много заплатить. И это все нужно грамотно и мягко доносить, выстраивая грамотно пакеты, в которых все четко конкретно и по пунктах указано, что сколько стоит. Хочешь 10 разворотов книги – пожалуйста, хочешь 20 — пожалуйста, хочешь 30 – пожалуйста. С обработкой — пожалуйста, без обработки – пожалуйста. Быстро — пожалуйста, не быстро, но качественно – пожалуйста. Но все должно стоить своих денег. Самый выгодный сейчас продукт для фотографа, отснял, флешку вытащил с фотоаппарата, сказал: Ребята, пока! И поехал бухать. Это самый крутой продукт для фотографа. Не надо ничего делать, деньги получил сразу и-и отдал. Мы ж нет. Придем домой, начинаем 10 000 кадров ворочить, лайтрумить еще три из них, и потом через неделю приходим с красными глазами отдаем, а клиент понимает, что платит тебе все равно за 10 часов съемки и все. Он не платит тебе за то, что ты неделю все это с красными глазами ковырял. Поэтому, зажрались наши клиенты и обнищали фотографы.

 

Стахов Юрий: Мне кажется, фотографы сами в этом виноваты, они не доносят эту ценность, дело не только в клиентах.

Александр Ноздрин: Да, не доносят, и домпингуют этим самым все, понимаешь.

 

Стахов Юрий: Второй вопрос, который мне очень хотелось бы поднять. Все ребята, которых мы обучаем, только сейчас вот украинские фотографы начинают учувствовать в конкурсах. У нас сейчас популярен конкурс fearlees. Все начинают туда отправлять фотографии, занимать призовые места… Во-первых, я за то, чтобы рынок Украины развивался в ценовом сегменте в плане свадебной фотосъемки, семейной, чтобы мы могли снимать дороже. И во-вторых, отправлять свои фотографии на конкурсы. Так как у тебя большой опыт, я бы хотел, чтобы ты просто сказал пару напутственных слов, почему это нужно делать, как это повлияло на тебя и какие страхи тебя, возможно, преследовали. То есть, почему не нужно бояться.

Александр Ноздрин: Я скажу, зачем это нужно. Во-первых, наши люди, славяне, они все-таки по жизни немножко более творческие, художественные, креативные, не знаю с чем это связано, может с подсознательным чутьем даже, но видя срез фотографов работающих в России и видя срез фотографов заграничных, могу сказать, что очень часто фотографии наших фотографов, куда более интереснее. Но есть один большой недостаток у наших фотографов – нет четкого традиционного понимания, что к чему. Если ты участвуешь в конкурсах международных, где традиции сложившиеся, члены жюри, так или иначе пытаются к ним обратиться. Там же нет наших членов жюри, там есть их члены жюри. И для них, традиционная часть  она очень важна в картинке или в истории которую ты выставляешь. И, конечно же, просто эмоциональный кадр подружек невест всегда проиграет эмоциональному кадру, когда есть семья внутри кадра с такими же эмоциями. Хотя подружки невесты могут быть красивее и креативнее, но семья все равно будет в приоритете. Это тоже не маловажно и они правы. Потому что нужно понимать в каком жанре мы работаем. Если мы снимаем фешн, мы снимаем фешн, если мы снимаем Love Story, ты можешь делать там че хочешь, миллиард фотографий, а в свадебной фотографии есть все-таки свои критерии, которым она должна соответствовать. А члены жюри там, когда приходит много тысяч работ им всегда нужно оценивать по многим параметрам фотографию. Ты не можешь оценить ее просто, красивая – не красивая, тру – не тру, у тебя должен быть десяток параметров, по которым ты оцениваешь. И еще раз говорю, самый главный параметр у них – это философия, а у нас на последнем месте.

 

Стахов Юрий: А связано это с тем, что возраст коммерческой свадебной фотографии больше?

Александр Ноздрин: Традиции более глубокие в свадебной фотографии. Знаешь, какая самая успешная фотостудия в Америке? Студия, которая работает более 80-ти лет, находится на Пятой Авеню. Я, к сожалению, не помню как она называется. Энди Маркус ее владелец. У них, по нашим понятиям, жутко унылая скучная съемка, но свадьба от 30 тысяч долларов и от 250 свадеб в год.  К ним обращаются все самые богатые люди Америки – классическая, портретная, семейная фотосъемка, плюс репортаж классический с соблюдением всех правил. Конечно, сейчас чуть-чуть входит туда и движуха, но все равно не в том объеме, в котором Юлия Франтова или Эмин Кулиев снимает. Эмин Кулиев фантастический фотограф, один из лучших в мире, человек который живет в Нью-Йорке, и таких как он – один на миллион. Меня всегда удивляет, как человек с таким меланхолическим темпераментом умудряется делать такие креативные картинки. Но, вы же знаете, что Эмин Кулиев далеко не самый дорогой свадебный фотограф в Нью-Йорке и он совсем не много свадеб снимает? При этом уже много лет подряд является первым на всех свадебных конкурсах. И с чем это связано? Потому что у него фотография не для всех, потому что у него фотография не для богатых людей. У него фотография для определенной категории, он молодец, он выбрал именно эту категорию. Он в ней варится, он в ней кайфует. Это круто как для фотографа, для художника, а для бизнеса – не очень. Поэтому, если вы хотите тупо побольше зарабатывать – уходите в классику и работайте с богатыми людьми и будьте хорошими психологами. Если вы хотите  получать удовольствие, будьте Эмином Кулиевым, найдите свой сегмент, или там Юлией Франтовой, тем, кому интересен твой подход, именно в том виде. Такой вариант это кайт и для молодых людей интересней, но на будущее, к сожалению, и это быстро устареет, а классика останется вечной.

 

Стахов Юрий: Круто! Я сам хочу попробовать отправить несколько работ на конкурсы, всем тоже рекомендую присоединяться, отправлять, не бояться. Чем больше будете отправлять, тем больше у вас будет анализ своей фотографии, анализ своей работы над ошибками, анализ работы над собою. Вы будете задавать себе вопрос, почему я не победил, что я сделал не так, начнете анализировать свою фотографию.

Александр Ноздрин: Вы знаете, интересная есть тема на конкурсе WP5, в котором я участвую с 2009 года. Года три назад они ввели такую систему рейтинга фотографов. Рейтинг составляется по тому, как часто ты посылаешь работы на конкурс, и какое количество баллов они получают. За каждую книгу или за каждую фотографию, получившую больше 80 баллов из 100, ты получаешь 1 балл в свою копилку. За каждую больше 85 баллов, ты получаешь 1,5 балла, больше 90 баллов – 2 бала, больше 95 – 2,5, и если ты вдруг гран-при получил, то ты 5 или 6 баллов получаешь в копилку свою. Ты можешь получить оценку не более 4-х работ. Там есть ограничение. Ты можешь послать и 20, но оцениваются 4 лучших и по итогам лет у тебя накапливается в копилке определенное количество баллов. Соответственно ты, даже не занимая первые или призовые места, всегда можешь получать там больше 85 баллов, и условно за пять лет набрать 30 баллов и стать там дважды мастером WP5.

Там есть три рейтинга – просто ассоциативный членом, есть мастер WP5, дважды мастер, трижды мастер и гуру. Учитывая то, что вообще участвует там много-много тысяч человек, гуру фотографии всего двое, Джейсон Ньюнис и еще кто-то там, не помню кто точно. Трижды мастеров – еще пять, дважды мастеров еще 15. А у меня посчитали все мои балы, и я оказался дважды мастером на 18 месте в мире. Приятно быть на 18 месте в мире и рядом с тобой стоят такие звезды, что просто «мама не горюй», кто-то даже ниже тебя. Это чертовски приятно, это еще один приятный стимул участвовать в конкурсах, чтобы просто хотя бы для себя было понимание, что ты не последний человек.

 

Стахов Юрий: У вас есть какое-то понимание статуса, что тоже вы чего-то достигли. У нас большой ажиотаж с твоим приездом, придёт 200 человек. Для меня это очень ценное общение, потому что я глубже начал смотреть в свою фотографию. Огромное спасибо за то, что пообщались, спасибо за то, что ты дал нам интервью. Большое спасибо за то, что приехал. Задавайте вопросы, комментируйте под этой статьей.

Александр Ноздрин: Я хотел еще сказать, во-первых, огромное спасибо Украине и Киеву, что меня пригласили. Как это не было обидно, но в наше время, это уже подвиг, к сожалению. Я, когда ехал сюда, то не знал, пустят ли меня, не знал, как тут принимать будут. Но пока что все настолько круто, что у меня давно такого приема не было, и это очень приятно. Я за свое время много раз посещал Украину и Киев, именно с мастер классами, и очень много друзей здесь, и на самом деле всегда были самые положительные ощущения и впечатления и сейчас это подтвердилось еще больше. Поэтому ребят, всем больших творческих успехов, удачи!